Salus populi suprema lex (988) (don_katalan) wrote,
Salus populi suprema lex (988)
don_katalan

Categories:

Виктор СУВОРОВ. СПЕЦНАЗ. Глава 2. Родословная СпН

Виктор Суворов
1.
Во все века и тысячелетия люди мечтали о счастливой жизни. Каждый представлял счастье по своему.
За четыре века до нашей эры Платон описал выдуманное им идеальное государство, впервые употребив термин Утопия.
Топос в переводе - место. Отсюда - топография.
А Утопия - это место, которого нет. Именно такое место и описал великий мыслитель. Идеал для него - рабовладельческое государство, деспотическая диктатура. Да и как же обойтись без деспотов и холопов, если мы к порядку стремимся, если государство идеальное?
Почти две тысячи лет спустя, в 1516 году, будущий Лорд-канцлер Англии Томас Мор опубликовал свое сочинение, которое именовалось «Золотая книга, столь же полезная, сколь и забавная, о наилучшем устройстве государства и новом острове Утопия».
Время было суровое. Страной правил Генрих VIII, который, если кто не помнит, любил рубить головы своим приближенным. В 1535 году сэру Томасу голову срубили. Ровно через 400 лет после казни он был причислен к лику святых.
В своей «Золотой книге» грядущий святой показал идеальное общество людей на вымышленном острове Утопия. С тех пор имя это стало нарицательным. Утопия, в народном понимании, это нечто слишком хорошее, чего на самом деле быть не может.
Однако ничего утопического в той книге не содержалось. Была вымышленная Утопия полуостровом, но титаническими усилиями всего народа и армии отделилась от материка рукотворным проливом и изолировалась от окружающего мира.
Так что в самых первых строках рассказа о чудесном острове мы встречаем что-то родное и знакомое. Наш советский народ рукотворным проливом от соседних стран не отделялся, но только потому, что граница самая протяженная в мире. Однако были найдены другие, не менее действенные способы самоизоляции.
Все на чудесном острове Утопия нам знакомо и близко. В Утопии нет частной собственности. Страна живет единым колхозом. Все города Утопии построены по единому плану, все дома одинаковые. И это мы тоже проходили: в каждом городе Советского Союза на центральной площади всенепременно - памятник Ленину и дворец с колоннами, в котором заседают слуги народа, а дома для народа что в Чертаново, что в Черемушках, что в Хабаровске, что в Урюпинске - серые пятиэтажки. Чем не Утопия!
Советский Союз - это максимально мягкий вариант Утопии. Так сказать, Утопия с человеческим лицом. Потому как в Утопии порядки куда как круче, чем в наших родных тюрьмах и лагерях. Вся страна Утопия ложится спать в 8 вечера. И спит 8 часов. То есть - подъем стране в 4.00. Невольно вспоминаешь самые первые строки повести Александра Исаевича Солженицына «Один день Ивана Денисовича»:
«В пять часов утра, как всегда, пробило подъем - молотком об рельс у
штабного барака. Перерывистый звон слабо прошел сквозь стекла, намерзшие в
два пальца, и скоро затих: холодно было, и надзирателю неохота была долго
рукой махать».
Подъем в пять утра - это порядки в каторжном лагпункте ГУЛАГа. Отметим с гордостью, что наши родные вертухаи все же не докатились до настоящего утопического зверства.
Каждый день в Утопии начинается с публичных лекций для всего населения. В Советской Армии с этим было мягче - политзанятия раз в неделю по субботам.
Вся Утопия пронизана стукачеством. Стучат все. Так об этом грядущий святой сэр Томас с гордостью и сообщает: «Каждый смотрит за тобой».
В Утопии дома не являются собственностью граждан, потому любой может в любое время идти в тот дом, в который хочет. Вот только в другой город без разрешения верховной власти ходить не дозволено. Нечто похожее наблюдаю на британских свинофермах, проносясь мимо по автостраде М4: каждая ферма это огромное огороженое поле со множеством одинаковых свинячьих домиков, свиньи свободно бродят вокруг, ночуя в любом из них. А вот с этого поля выход им только на приемный пункт мясокомбината.
Оттого, что все города Утопии одинаковые, смотреть на другой город незачем, - ничего интересного все равно не увидишь. Но если какому жителю Утопии в голову взбредет на другой город полюбоваться, то никаких проблем: проси разрешение на путешествие. Решение последовательно принимают на трех уровнях. В переводе на наши понятия: пусть тебе даст разрешение председатель колхоза, затем главарь района, затем - самый главный вождь страны.
Кстати, вождь в Утопии несменяемый. Если взобрался на вершину власти, то это на всю оставшуюся жизнь. До упора. Ну прям как у нас.
Так вот, только вождь Утопии (в английском оригинале он назван Мэром) имеет право дать окончательное письменное разрешение на путешествие по родной стране. В документе, который разрешает данный вояж, указан срок, когда путешественнику надлежит вернутся. Из текста книги однозначно следует, что какие-то весьма компетентные органы бдительно следят за тем, чтобы путешественники возвращались в указанный срок, чтобы никто с места своего постоянного жительства в самовольную отлучку не срывался:
«Пойманный без грамоты Мэра, подвергается позорному обхождению: его возвращают и, как беглого, жестоко наказывают. Дерзнувший на то же вторично обращается в рабство».
Вот оно!
Утопия, как и образцовое общество Платона, - рабовладельческое государство.
Такое же как Рим, Карфаген, Афины, Спарта?
Нет не такое.
И в Риме, и в Спарте и в других рабовладельческих государствах в рабов, как правило, превращали пленников из покоренных стран. А в Утопии обращают в рабство не только пленников, но и граждан собственной страны за любые нарушения, в данном случае - за повторную самовольную отлучку. А как же иначе, если рецидивист!
И, надо полагать, в Утопии налажен строгий учет: вот этот нечестивец попался в самоволке, а ведь 27 лет назад его уже однажды на этом застукали! В рабы его! Навсегда!
Граждан Утопии в рабы обращают за множество грехов. Пример:

«Оскорбители брачного союза караются тягчайшим рабством».
Живут граждане Утопии огромными семьями, вернее стадами, по 40 человек в каждом стаде, плюс рабы в качестве обслуги. Если в какой семье перекос в мужскую или женскую сторону, лишних просто перегоняют в другую семью. Словно свиней в другой загон. Это так с вольными поступают, а как с рабами, святой Томас не уточнил.
Но зато уж рабовладельческая Утопия постоянно ведет войны за свободу и счастье соседних стран и народов. И соседние народы благодарны освободителям.
«Эти добродетели привлекают к утопийцам внимание их свободных и независимых соседей, многих из которых они давно уже освободили от тирании.»
Понятно, что соседние освобожденные народы просят руководство Утопии прислать должностных лиц для управления своими странами.
«По окончании срока иноземцы провожают этих лиц с почетом и похвалой и привозят к себе на родину новых. Те народы, которые просят себе в Утопии должностных лиц, называются у них союзниками, а прочих, кто ими облагодетельствован, они именуют друзьями».
Все так знакомо: наши союзники по социалистическому лагерю и наши африканские друзья. У нас действовали те же порядки.
Вот, к примеру, освобожденный братский народ Польши просит товарища Сталина прислать советского полководца для руководства армией Польши. И товарищ Сталин посылает Маршала Советского Союза Рокоссовского в Польшу. Рокоссовский занимает должность министра обороны братской страны, становится заместителем главы правительства Польши и членом Политбюро правящей партии. И все руководство Вооруженными силами Польши и все руководство органами безопасности - из Советского Союза. Правда, потом товарища Рокоссовского и других товарищей провожали из Варшавы без почета и похвал. И на их место новых из Москвы не позвали.
Народ Утопии (как и народ Советского Союза) невероятно миролюбив, войну ненавидит. Но соседние народы страдают под гнетом. Потому воины-интернационалисты из Утопии оказывает бескорыстную братскую помощь угнетенным соседям. Это священный долг свободолюбивых жителей Утопии. Они приходят на помощь даже тогда, когда их об этом не просят.
Понятно, что Утопия непременно всех побеждает.
В «Золотой книге» подробно расписано, как именно это делается. Утопия провоцирует столкновения и противоречия в тех странах, которые еще не освобождены. (И товарищ Ленин, и товарищ Сталин практиковали то же самое. См. «Ледокол»).
Если кто-то в еще не освобожденной стране говорит в пользу капитуляции перед Утопией, то может расчитывать на щедрую награду. Но любой, кто призывает к сопротивлению Утопии, будет изловлен и продан в рабство или поплатится жизнью, а его имущество будет разделено среди тех, кто струсил и перебежал на сторону освободителей.
В момент начала войны агенты Утопии во вражеской стране расклеивают листовки, где объявляется награда, которая будет выплачена тому, кто убьет главу государства. Это целое состояние. В тех же листовках помещен список других лиц, за убийство которых будут выплачены громадные суммы.
Прямой результат таких мер - во вражеском государстве воцаряется всеобщая подозрительность и недоверие каждого к каждому.
Но главное для нас в данном случае вот это:
«В то время, как везде кипит ожесточенная битва, отборные юноши, связанные клятвой, намечают себе в жертву вражеского вождя. Он подвергается открытому нападению и ловле из засады, его преследуют издали и вблизи».
Через четыре века после выхода «Золотой книги» Томаса Мора многие предначертания были осуществлены в Советском Союзе.
Эта книга о группах специально отобранных юношей, которых руководство Советской Армии готовило именно к таким действиям в грядущей войне за счастливую жизнь всего человечества в коммунистических свинарниках, из которых некуда бежать.
2.
Через 332 года после выхода «Утопии» Карл Маркс и Фридрих Энгельс опубликовали «Манифест Коммунистической партии».
Основоположники научного коммунизма требовали:
1. Полностью ликвидировать частную собственность.
2. Ликвидировать семью, ввести «официальную открытую общность жен».
3. Всех детей взять на общественное воспитание.
4. Учредить промышленные армии, в особенности для земледелия.
Последователи Маркса и Энгельса позже объявил, что «Утопия» это просто красивая мечта, а вот марксизм - научная теория. Но это не так. По уровню садизма «Манифест Коммунистической партии» не уступает «Утопии». Однако «Утопия» гораздо честнее.
Маркс и Энгельс в своих многопудовых трудах забыли сообщить самое главное.
Первое: авторы «Манифеста Коммунистической партии», требуя загнать все население планеты в трудовые армии, обошли молчанием вопрос о том, кто будет управлять трудовыми взводами, ротами, батальонами, полками, бригадами, дивизиями, корпусами и армиями, кто будет координировать действия трудовых армий, кто будет на самом верху.
Второе: без ответа остался вопрос о том, кто будет выполнять самую трудную и самую грязную работу. Проще говоря, кто в идеальном обществе будет чистить общественные сортиры.
Третье: что будет с теми, кто не захочет состоять в трудовых армиях, кто попытается из трудовой армии сбежать.
А в «Утопии» на эти самые важные вопросы даны четкие ответы:
Власть - бюрократическая пирамида, на вершине которой несменяемый диктатор.
Самую грязную и тяжелую работу выполняют рабы.
А попытка сбежать из Утопии карается смерью.
3.
Прошло четыре века после написания «Утопии» и семь десятков лет после выхода «Манифеста Коммунистической партии». Рецепты сэра Тома по созданию идеального общества и рекомендации товарищей Маркса и Энгельса по ликвидации семьи и частной собственности, по насильственному сгону всех жителей в трудовые армии были испытаны на сотнях миллионах жителей Российской империи и соседних стран.
Под руководством товарища Ленина, товарища Троцкого и других товарищей был совершен рывок в светлое завтра, в эру всеобщего равенства и справедливости.
С рецептами сэра Томаса по построению идеального общества мне посчастливилось ознакомиться в достаточно юном возрасте. Библиотека Воронежского Суворовского военного училища была роскошной. Во время войны старинная и богатейшая городская библиотека сохранности ради была эвакуирована на левый берег в несокрушимые казармы штрафного батальона, возведенные еще при Александре Третьем. Немцы до левого берега не дошли. Город был полностью разрушен, а казармы на левом берегу устояли. После войны библиотека так и осталась в тех хранилищах. Вначале её просто некуда было возвращать, а потом о ней, видимо, и вовсе забыли. Дореволюционными со старой орфографией книгами были забиты полки и ящики. Среди них оказалась и «Золотая книга, столь же полезная, сколь и забавная…» Читать текст со множеством твердых знаков и непонятно что означающими буквами не то что трудно, но поначалу как-то непривычно. Но интерес победил. Книгу одолел. И был сражен той точностью, с которой вожди моей страны следовали указаниям четырехсотлетней давности.
Жители Советского Союза, в соответствии с рекомендациями святого Томаса, не знали ничего о происходящем за границей. Незачем им об этом знать. И одеты они были почти одинаково. (В Утопии, как и в тюрьме, не существовало моды, этого и для экономики хорошо, и для всеобщего равенства).
В Утопии иногда появлялись отщепенцы, «которые думают иначе». Им, ясное дело, умели заткнуть рты и отправить куда следует. Ну прямо как у нас. Друг мой Володя Буковский, а ведь это твое появление святой Томас предсказал за 426 лет до твоего рождения. И снабдил недремлющие органы инструкциями о том, как бороться с тобой и тебе подобными.
В Утопии существовали группы «специально отобранных молодых людей», которым отводится особая роль в войне.
Интересно отметить, что в России подобные группы были сформированы еще до того, как власть в стране захватили пламенные сторонники всеобщего равенства.
Прообраз формирований и агентуры СпН мы находим в революционном терроризме девятнадцатого века. Группы молодых людей бросали бомбы под царские кареты в полной готовности умереть от взрыва собственной бомбы (если повезет) или принять мученическую смерть в петле (если не повезет).
Поборники всеобщего равенства искали те организационные формы своего движения и те методы борьбы, которая могла бы обеспечить им победу.
После многих проб и ошибок была найдена оптимальная организационная структура в виде Российской социал-демократической рабочей партии - РСДРП, впоследствии превратившейся в Коммунистическую партию Советского Союза.
Эта партия изначально создавалась из двух половинок.
Одна половинка - вполне легальная политическая партия, депутаты которой заседали в Государственной Думе.
Другая половинка - подпольная террористическая организация, которая убивала государственных служащих, грабила банки, целью своего существования ставила насильственный захват власти и осуществление звериных замыслов Томаса Мора и Карла Маркса.
Стороннему наблюдателю могло показаться, что эти две части не связаны между собой. Однако на самом деле это был единый орган, хотя и состоящий из двух половинок.
Обе половинки единого организма исповедовали возникшую в чужой стране идеологию, отвергающую патриотизм. Обе половинки ставили целью своего существования поражение собственной страны в грядущей Мировой войне.
Товарищ Ленин (одна половинка), нигде не работая, привольно жил в благословенной Швейцарии, столь любимой современными российскими олигархами, а товарищ Сталин (другая половинка) грабил банки, обеспечивая товарища Ленина и других товарищей финансовыми средствами на пиво в женевских кабаках и подготовку насильственного захвата власти сначала в собственной стране, а потом и во всем мире.
4.
Многие из первых руководителей коммунистической России и Красной Армии были выходцами из среды террористов. Михаил Фрунзе, один из организаторов Красной Армии получил первый смертный приговор 27 января 1909, второй смертный приговор - 23 сентября 1910 года.
В те славные времена дабы схлопотать один вышак, надо было исхитриться. Ленин, создавший террористическую партию, цель которой - насильственный захват власти в стране, получил только три года комфортной ссылки, где коротал время на охоте и рыбалке.
Террористка Вера Засулич, стрелявшая и тяжело ранившая петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова, была оправдана российским судом. Суд в России был независим от государственных чиновников. Присяжные посчитали, что террористка имела основания так поступить. Вот и все. Больше никто не имел права вмешаться и изменить решение присяжных.
В Советском Союзе по Вере Засулич плакала бы тюрьма уже потому, что она имела револьвер. Однако о тюрьме террористка Засулич могла бы только мечтать. Ибо коммунисты беспощадно истребляли всех, кто осмеливался поднять руку на их монопольное право управлять.
Должность столичного градоначальника Трепова в Советском Союзе соответствовала должности Первого секретаря Московского городского комитета Коммунистической партии. Эту должность разные годы занимали товарищи Молотов Вячеслав Михайлович, Каганович Лазарь Моисеевич, Хрущев Никита Сергеевич, Фурцева Екатерина Алексеевна, Гришин Виктор Васильевич и другие товарищи. Попробовала бы товарищ Засулич стрельнуть в товарищей Фурцеву или Гришина!
И вот в стране, в которой суд оправдывал террористов, товарищ Фрунзе ухитрился схлопотать аж два вышака. Правда, ни один из них не был приведен в исполнение. В обоих случаях приговор был заменен на ссылку, из которой товарищ Фрунзе бежал без особых затруднений.
Будучи в ссылке, Фрунзе организовал кружок единомышленников, который был назван «Военная Академия». Это была настоящая школа террористов.
Бежав из ссылки, тридцатилетний здоровый мужик с двумя вышаками за спиной во время Мировой войны сумел в тылу устроиться так, что не был призван под знамена. Мало того, он поступил на государственную службу, и никто не поинтересовался его прошлым.
Вот такие порядки были в России.
5.
Захват власти коммунистами продемонстрировал, прежде всего - им самим, что в современно мире вполне возможно относительно небольшими силами нейтрализовать огромную страну, затем взять её под контроль.
Все, что для этого нужно, - наличие «групп отборных юношей», которые в нужный момент внезапно нападают на высших должностных лиц государства, захватывают в столице правительственные и финансовые учреждения, узлы связи, мосты, вокзалы, продовольственные склады. Паралич столицы означает, что противодействие по всей стране, с южных гор до северных морей, будет разобщено. После этого можно распространять свою власть. Если не получится на все государство сразу - ничего страшного. Можно отвоевывать район за районом в порядке очереди.
Покорение европейских губерний России незаконной коммунистической властью продолжалась с октября 1917 года до ноября 1920 года. В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке война затянулась до 1923 года, а в Средней Азии - до середины 1930 годов.
Во время этой захватнической войны Фрунзе последовательно командовал 4-й и Туркестанской армиями, Восточным, Туркестанским, Южным фронтами. Он проявил нечеловеческое зверство и дьявольское коварство.
Он дал гарантии безопасности зауральским казакам: сдавайтесь, я лично каждому из вас гарантирую жизнь и свободу. После сдачи учинил зверскую расправу.
Он дал гарантии безопасности защитникам Бухарского эмирата. Всех, кто ему поверил, истребил.
Он дал гарантии безопасности русским офицерам в Крыму. После сдачи - нечеловеческие пытки и поголовное уничтожение.
Фрунзе штурмовал Крым вместе с Революционной повстанческой армией Украины, которой командовал Нестор Иванович Махно. После разгрома Врангеля Фрунзе нанес внезапный удар по своим союзникам-махновцам.
Ко всем бойцам Революционной повстанческой армии Украины, которые сумели увернуться от разящего удара и рассеяться, Фрунзе обратился с возванием: сдавайтесь, я лично каждому из вас гарантирую жизнь и свободу…
В ходе войны Фрунзе широко практиковал действия диверсионных групп Красной Армии, задрапированных под противника: белогвардейцев, басмачей, махновцев. В Киевском высшем общевойсковом командном дважды
Краснознаменном училище имени Фрунзе нам рассказывали, что товарищ Фрунзе, действуя подобным образом, добивался выдающихся успехов. Этот опыт должен быть учтен и использован в грядущих сражениях за светлое будущее всего человечества.
А на других лекциях нам рассказывали, что в ходе Второй мировой войны группы германских диверсантов из полка «Бранденбург», переодетые в форму Красной Армии, действовали в наших тылах. Такие действия являются тягчайшим нарушением международных конвенций и законов ведения войны. В случае поимки вражеский диверсант, одетый в советскую форму, не считается военнопленным, на него не распространяются международные соглашения о правилах ведения войны. Он - вне закона. Его нельзя расстреливать. Ибо подобных мерзавцев надлежит вешать.
6.
После завоевания России Красной Армией Фрунзе был назначен на должность Народного комиссара по военным и морским делам. Но командовал недолго. Борис Бажанов, бежавший на Запад секретарь Сталина, достаточно подробно описал устранение Фрунзе. У Сталина было три личных секретаря: Бажанов - «по светлым делам», Лев Мехлис - «по полутемным», Григорий Каннер - «по темным делам».
Фрунзе заболел. А дальше было так:
«Сталин выразил чрезвычайную заботу о его здоровье. «Мы совершенно не следим за драгоценным здоровьем наших работников»… Врачи Фрунзе операцию опасной не считали.
Я посмотрел иначе на все это, когда узнал, что операцию организует Каннер с врачем ЦК Погосянцем. Мои неясные опасения оказались вполне правильными. Во время операции хитроумно была применена как раз та анестезия, которой Фрунзе не мог вынести. Он умер на операционном столе, а его жена, убежденная в том, что его зарезали, покончила с собой…
Я думаю, что Сталин разделял мое ощущение, что Фрунзе видит для себя в будущем роль русского Бонапарта. Его он убрал сразу, а остальных из этой группы военных (Тухачевского и прочих) расстрелял в свое время».
(Б. Бажанов. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. Париж. Третья волна. 1980. С. 141)
Много веков назад люди подметили, что каждому в конечном итоги судьба воздает по заслугам. Товарищ Фрунзе, теоретик и практик большого террора, получил то, что заслужил. Расплатой за подлые методы ведения войны стало подлое убийство на операционном столе.
Товарищ Сталин тяжело переживал смерть Фрунзе. По его приказу столица Киргизии, где родился полководец, получила новое имя - Фрунзе. Первая военная академия Красной Армии стала Военной академией имени Фрунзе. Это же имя получил крейсер Черноморского флота и десяток военных училищ. В самом центре Москвы возник Фрунзенский район, который при Сталине покрывал даже Кремль и Красную площадь. Фрунзенские районы появились в Ленинграде, Минске, Саратове, Владивостоке, Владимире, Иваново, Харькове, Ярославле, Ташкенте. Улицам Фрунзе несть числа. А еще - речные и морские пароходы, колхозы, парки и дворцы культуры и прочее и прочее.
Однако такие почести мертвому полководцу некоторые люди, близко знавшие товарища Сталина (тот же Бажанов), считали обыкновенным заметанием следов: уж так товарищ Сталин любил товарища Фрунзе, уж так любил…


Пост спочатку надрукований тут: https://don-katalan.dreamwidth.org/1694501.html.
Tags: история, левые, піар, рассея
Subscribe
promo don_katalan december 29, 2014 14:39 115
Buy for 50 tokens
Расшифровка секретного плана адмиистративно-территориального устройства России после ее распада От гуляющих по сети различных вариантов "государственного" устройства будущего российских территорий отличается наличием территорий в совместном управлении, возвратом исторических территорий…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments