Salus populi suprema lex (988) (don_katalan) wrote,
Salus populi suprema lex (988)
don_katalan

Categories:

Почему история войны не терпит сослагательного наклонения?

Виктор СУВОРОВ
1.
Сослагательное наклонение, его еще называют условным наклонением, означает, что действие не произошло, но при каком-то условии могло произойти.
В наши головы давно и прочно вбита мысль о том, что сослагательное наклонение можно использовать во множестве ситуаций, но только не для изучения истории, ибо история не терпит сослагательного наклонения. И не надо задавать дурацких вопросов, отчего наша привередливая история не желает чего-то терпеть, надо просто запомнить и неустанно повторять: не терпит, не терпит, не терпит.
Достаточно интересно, что формулу эту про своенравную историю, которая не желает проявлять терпимость, вспоминают в основном в момент, когда речь заходит о начальном периоде Второй мировой войны.
Если смотреть на историю, как на постоянный и непрерывный процесс, то истина про сослагательное наклонение бесспорна: то, что совершилось, вернуть невозможно.
Однако история это не только сам процесс, но еще и наука, которая данный процесс изучает и описывает. Так вот: историческая наука, на мой взгляд, обязана изучать не только то, что было, но и то, чего не было. Но могло быть.
Пример. За шахматной доской два титана - великий Алехин и несравненный Капабланка. После долгого размышления гроссмейстер занес руку над проходной пешкой, но вдруг в последний момент вновь задумался. Пока он не тронул рукой деревянную голову пешки, у великого шахматиста есть другие варианты. Но как только коснулся рукой, как только двинул и отнял руку, то все. Этот ход теперь будет записан во все учебники как пример величайшего, но оправданного риска или как образец недопустимого и непростительного просчета.
Совершенного не вернешь.
Однако кто нам мешает обдумать-обмозговать наши удачи и промахи после окончания игры?
Если мы желаем хоть чему-то научиться, то просто обязаны внимательно разобрать каждый наш блестящий ход и каждое ошибочное действие.
Повернуть историю вспять нам не дано, но опыт прошлого мы обязаны изучать и учитывать в будущем.
Вот почему после проигранного матча футбольный тренер в раздевалке кроет матом свою команду, указывая на промахи, требуя их больше не повторять.
Вот почему после отбоя учебной тревоги командир мотострелкового взвода собирает своих сержантов, обсуждает действия каждого, ставит в пример тех, кто действовал правильно, направляет на путь истины, тех, кто допустил ошибки, указывает, на что обратить особое внимание в следующий раз.
Вот почему командир истребительного авиационного полка после каждого летного дня устраивает разбор полетов, сопровождаемый ломанием табуреток и битьем графинов о головы провинившихся.
Или вот: партия Гитлер-Сталин.
Кончилась игра, потушены свечи. Кто нам мешает партию разобрать?
Нам мешают выдающиеся полководцы, маршалы победы, несгибаемые идеологи и мудрейшие академики, которые сами разбор проводить не желают и нам не советуют. Нам мешают те, кто на ухо шепчет: незачем былое ворошить, что было, то было, история сослагательного наклонения не терпит.
И нас пытаются убедить в том, что задача историка сводится к описанию событий прошлого.
С этим не согласен. Категорически. Историк - это храбрый разведчик прошлого. А разведчик обязан не только добыть сведения о замыслах супостата, но и внятно их втолковать большим начальникам. Разведчик обязан доказать, что добытые им сведения точны, своевременны и важны. Он обязан пробить стену непонимания и недоверия. Иначе - грош цена его находкам и открытиям.
Разница между разведчиком во вражеском тылу и разведчиком в большом зале библиотеки только в том, что первый докладывает узкому кругу больших начальников, а разведчик прошлого докладывает широким народным массам. Но оба они работают на благо своего народа.
Трудно убедить больших начальников в том, что они чего-то не понимают.
Но убедить миллионные массы читателей, зрителей и слушателей еще труднее. Задача историка: довести публику до мордобоя.
Ради чего?
Ради того, что дорожим мы лишь тем, что пришлось защищать кулаками.
Всех убедить в своей правоте историк не может. Да и сам он может быть тысячу раз не прав. Откуда ему знать, глубину он видит или всего лишь наблюдает поверхность, которая глубиной только кажется? Сегодня историк думает так, завтра - иначе. Завтра он может открыть нечто для себя новое, потому слова, которые произнес лет десять назад, обязан взять обратно, извинившись перед своими читателями, зрителями и слушателями.
Историк не должен никого ни в чем убеждать, ибо сам он тоже зело незнанием переполнен. Его задача в другом. Его цель: пробудить интерес, создать такую ситуацию, в которой люди начинают спорить об истории. Если сегодня граждане сцепились в словесной перепалке, отстаивая свою (единственно верную) истину, значит завтра (а то и сегодня) каждый начнет искать подтверждения и доказательства своей точки зрения. А раз так, они начнут листать тома и подшивки.

2.
Еще две тысячи лет назад древние римляне понимали, что истина не может быть доступна большинству, что одобрение толпы – это доказательство полной несостоятельности. Потому историк - это всего лишь детонатор. Его работа – пробудить в думающих людях, которые всегда в меньшинстве, интерес к прошлому своего народа, своей страны, своего континента, своей планеты.
История никого ничему не научила. И все же её надо изучать. Дабы кто-то начал изучать, его надо заинтересовать.
Главное требование к любой книге, к любой статье, к любой публикации – интересное содержание. Если вы сочиняете наставление по использованию малой пехотной лопаты, то уж будьте любезны написать так, чтобы те, кому оно адресовано, читали взахлеб. Иначе, не прочитав инструкцию, они лопатой копать будут не так, как предписано.
Если вы рассказываете своим солдатам устройство оборачивающего редуктора силовой передачи танка, то ваш рассказ должен быть захватывающе интересным. Таким, чтобы у ваших солдатиков челюсти отвисли. Солдат наш известно о чем думает. Так вот задача любого преподавателя и воспитателя в том, – а любой командир является учителем и воспитателем, – чтобы солдата от мысли греховной отрешить. Рассказ командира должен быть интереснее того объекта, на котором солдатик сосредоточил свои мечты, желания и стремления.
И книги надо писать только интересные.
Неинтересные книги надо сжигать. Вместе с авторами.
Варварство! – восклицают ревнители добродетели.
А я не понимаю их позицию. Если оставим нудную книгу на полке, то её никто никогда не прочитает. Если бросим в печку, её тоже никто никогда не прочитает. Так почему неинтересные книги нельзя бросать в топку? Будет она на полке пылиться, занимая место, либо сгорит, велика ли разница!
Кремлевские идеологи требовали от разнообразных Стаднюков и Чаковских, от Анфиловых, Некричей, Городецких и Тельпуховских писать о войне нудно и тоскливо. Зачем? Да затем, чтобы пригасить или вовсе убить в народе интерес к военной истории. Означенные товарищи и иже с ними много добились. Но удушение народного интереса к своей истории вообще, и к истории войны, в частности, - это преступление против народа. Народ, не знающий прошлого, не имеет будущего.
Властью подкупленные историки и писатели выдавали пудовые фолианты, которые никого не волновали, никого не задевали за живое, ни в ком не будили интереса и желания разобраться. Цель кремлевских идеологов – превратить народ в толпу, ибо быдлом легко управлять.
Вот почему я считаю врагами народа историков, которые преднамеренно писали унылые книги о войне, которые сознательно отбивали интерес к прошлому. Вот почему считаю, что не только книги скучных сочинителей, но и они сами заслужили публичного сожжения на площадях в огне своих никчемный, никем не читанных творений.
Я призываю изучать и анализировать действия предшествующих поколений, находить и изучать промахи, просчеты и ошибки. Чтобы избежать повторения. Или хотя бы сократить количество этих повторений. Все мы стоим на пороге чудовищных катаклизмов, в результате которых будут перекроены границы, стерты с карт старые названия, сокрушены или сами распадутся великие государства. Никуда нам от этого не уйти. К этому надо готовиться, извлекая уроки из прошлого. Именно поэтому обращаю внимание моего читателя на самую грандиозную и самую кровавую (на данный момент) войну.
Наши мудрые предки в незапамятные времена ввели в свой язык сослагательное наклонение. Это сверхмощный инструмент анализа, прежде всего анализа собственной истории. Давайте же чаще пользоваться этим инструментом.
Были ли у Советского Союза, у Красной Армии другие варианты действий в 1941 году?
Кремлевские вожди, коммунистические идеологи, маршалы победы, мудрые академики твердо отвечают: нет! Враг был сильнее, все равно ничего бы не изменилось. И тут же добавляют: что было, то не вернешь, история не терпит сослагательного наклонения.
Вот образец. Генерал армии Лобов Владимир Николаевич был последним начальником Генерального штаба Вооруженных сил СССР. Через много лет после крушения Советского Союза в редакции газеты «Красная Звезда», которая является Центральным органом Министерства обороны Российской федерации, шел откровенный разговор о начале войны. Генералу армии Лобову был задан вопрос, на который он дал ответ:

- Можно ли предположить, что при определенных условиях все могло сложиться совершенно иначе?
- С моей точки зрения, предотвратить 22 июня мы никак не могли.
(«Красная звезда» 6-12 мая 2009)

Генеральный штаб — мозг армии. Мнение начальника Генерального штаба, пусть и бывшего, - это мнение высшего военного авторитета России. Владимир Николаевич Лобов не просто генерал, у которого на шее Маршальская звезда, а на погонах звезды первой величины, он автор ряда научных трудов, доктор военных наук, кандидат исторических наук, профессор, действительный член Российской Академии естественных наук, председатель общественной комиссии «Память народная».
Жаль, что все свои знания о войне доктор военных и кандидат исторических наук профессор Лобов черпал в бездарных и безграмотных мемуарах Маршала Советского Союза Жукова.
Вот что бывший начальник Генерального штаба ВС СССР генерал армии В.Н. Лобов знает о войне:

«На первоначальном этапе войны в боевых действиях участвовали три фронта... Десять армий участвовали в боях первых месяцев, десять!»
(«Красная Звезда» 6-12 мая 2009)

О каких трех фронтах речь?
21 июня 1941 года решением Политбюро было создано пять фронтов.
О каких десяти армиях толкует этот выдающейся полководец?
Генерал говорит о первых месяцах войны, то есть — минимум о двух месяцах.
Так вот: уже в первую неделю войны
на Северном фронте воевали три армии (7, 14, 23-я),
на Северо-Западном — три (8, 10, 27-я),
на Западном — четыре (3, 4, 10, 13-я),
на Юго-Западном — четыре (5, 6, 12, 26-я),
на Южном — две (9,18-я).
2 июля 1941 года германские войска столкнулись с передовыми частями Второго стратегического эшелона, а это еще семь армий (16, 19, 20, 21, 22, 24, 28-я).
В июле 1941 года к пяти действующим фронтам добавился Центральный фронт. В том же месяцы на разных фронтах вступили в сражение 29, 30, 31, 32, 33, 34, 43-я и Приморская армии.
В августе к шести действующим фронтам добавились еще два - Брянский и Ленинградский. В этом месяце были сформированы 37, 38, 40, 42, 48, 49, 50, 51, 52, 54, 55-я армии.
Но и это не все. 6-я армия погибла, но в августе 1941 года возникла вновь. Номер тот же, но это совсем другая армия, другой командующий, другой штаб, другой боевой состав, действовала новая 6-я армия в составе другого фронта.
В боях погибли 12-я и 16-я армии, но в августе 1941 года появилась новая 12-я и новая 16-я армии.
А бывший начальник Генерального штаба с маршальской звездой на шее, действительный член Российской Академии естественных наук, председатель общественной комиссии «Память народная» толкует про три фронта и десять армий, черпая знания из книги, на обложке которой значится имя Жукова.
Безответственные борзописцы, которые вспоминали вместо Жукова, на карте группировки войск, которая сложилась к рассвету 22 июня 1941 года, забыли нанести 27-ю армию в составе Северо-Западного фронта, 13-ю армию в составе Западного фронта, 9 и 18 армии в составе Южного фронта. И семь армий Второго стратегического эшелона забыли. И вот эта карта, составленная совершенно безграмотными людьми, является основой знаний генерала армии, который совсем недавно был начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Советского Союза, членом Совета обороны при Президенте СССР и военным советником Президента Российской Федерации!
Вот такая у нас «память народная».
Большой военный деятель не владеет элементарными знаниями о войне, открытыми знаниями, которые доступны любому школьнику. Потому объявляет, что иных вариантов развития событий быть не могло.
И эти заявления на весь мир разносит Центральный орган Министерства обороны РФ. Неужели главный редактор «Красной Звезды» не знает, сколько фронтов и армий приняли на себя удар германских войск летом 1941 года?
И никто эти генеральские открытия не опровергает.
В момент, когда генерал армии Лобов рассказывал про три фронта и десять армий, министром обороны России был гражданин Сердюков Анатолий Эдуардович. За все, что печатала центральная военная газета, он отвечал лично. Неужели и он не знал, сколько армий и фронтов было у Сталина летом 1941 года?

3.
Чудовищное невежество высшего военного руководства Советского Союза и России — вот основа заявлений о том, что летом 1941 года Красная Армия была обречена на разгром, что никаких других вариантов развития событий просто не было, что история сослагательного наклонения не терпит.
Достаточно интересно, что те же многозвездные генералы и высоколобые академики весьма широко используют сослагательное наклонение в ситуациях, когда это им выгодно. Пример:

"Разве Гитлеру и Муссолини удалось бы захватить власть и ввергнуть Европу в пучину войны, если бы все антифашисты, и прежде всего коммунисты и социалисты западноевропейских стран выступили единым фронтом? Конечно, нет."
(Военно-исторического журнала. 1962, № 5. Передавая статья).

Дабы вину за развязывание Второй мировой войны снять с Советского Союза, кремлевские идеологи употребляют сослагательное наклонение, обвиняя кого угодно: ах, если бы коммунисты и социалисты западных стран объединились, то Гитлер и Муссолини не пришли бы к власти!
При этом ученые товарищи забывают сообщить, что именно вожди Советского Союза не хотели ни с кем объединяться для борьбы с фашизмом, мало того, требовали от подчиненных им коммунистических партий западных стран не только не объединяться с социалистами и социал-демократами, но вести против них войну на уничтожение, тем самым открывать Гитлеру путь к власти и к войне.
Товарищ Сталин объявил борьбу с социал-демократией главной задачей коммунистов Германии:

«Неустанная борьба с социал-демократизмом по всем линиям… включая сюда разоблачение буржуазного пацифизма» (Ленинградская правда. 14 июля 1928).

Удивительная вещь: разнообразные маршалы победы и увенчанные лаврами академики объявляют, что история не терпит сослагательного наклонения, и тут же его используют без ограничений, словно оружие массового поражения. Сослагательное наклонение — основа всей коммунистической мифологии. Давайте же полистаем тома высоколобых сочинителей:
Ах, если бы в 1937 году Сталин не перестрелял выдающихся стратегов!
Ах, если бы удалось воплотить в жизнь гениальные планы Тухачевского!
Ах, если бы Сталин не поверил Гитлеру!
Ах, если бы Сталин не уничтожил укрепленные районы на старой границе!
Ах, если бы мы успели построить укрепленные районы на новой границе!
Ах, если бы в Красной Армии было больше новейших танков и самолетов!
Ах, если бы Сталин послушал великого Жукова и привел войска в готовность!
Ах, если бы удалось оттянуть войну еще на год и перевооружить Красную Армию!
Ну и коронное: ах, если бы был жив Ленин!

* * *
Давайте же воспользуемся сослагательным наклонением, столь любимым нашими академиками и маршалами победы, и ответим на вопрос: могла ли история войны сложиться иначе?
На тот же вопрос отвечаю: могла.
Варианты были.


Пост спочатку надрукований тут: https://don-katalan.dreamwidth.org/1719577.html.
Tags: история, левые, рассея
Subscribe

promo don_katalan Грудень 29, 2014 14:39 116
Buy for 50 tokens
Расшифровка секретного плана адмиистративно-территориального устройства России после ее распада От гуляющих по сети различных вариантов "государственного" устройства будущего российских территорий отличается наличием территорий в совместном управлении, возвратом исторических территорий…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment