Salus populi suprema lex (988) (don_katalan) wrote,
Salus populi suprema lex (988)
don_katalan

Category:

Как это развидеть? И где результат посмотреть?

«Бульвар Гордона», № 26 (218) 2009, июль
30 Июня, 2009</div>
Физики и лирики

Нестор Шуфрич стал наркомом, Михаил Бродский — секретарем ЦК Компартии Украины, Михаил Добкин — секретарем Харьковского горкома, а Дмитрий Гордон — комбригом

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 3 Июля, 2009 00:00
В Харькове продолжаются съемки исторической картины «Дау» о жизни гениального советского физика Льва Ландау.
Анна ШЕСТАК
Режиссер фильма — россиянин Илья Хржановский, сын известного российского кинорежиссера Андрея Хржановского («Осень», «Полтора кота», «Полторы комнаты), любит приглашать в свои картины не профессиональных актеров, а политиков, певцов и общественных деятелей — в общем, узнаваемых персон, ничего общего с актерством не имеющих. В первой полнометражной картине «4» по сценарию скандального российского писателя Владимира Сорокина Хржановский-младший снял лидера группы «Ленинград» Сергея Шнурова и обычных деревенских старух. В России картина в прокат так и не вышла, зато на всемирных фестивалях и кинофорумах ее неизменно отмечали как новаторскую. «4» завоевала престижные награды в Западной Европе, Анталии и в Аргентине, а «Дау», работу над которым Илья планирует завершить к весне 2010 года, сразу же повезут на Каннский кинофестиваль.
Снимать будут еще в Москве и Копенгагене, а в Харькове, точнее, в стенах института «Энергосталь», российские кинематографисты воссоздавали партсобрание, на котором Ландау, прародителя советской атомной бомбы, и его коллег-физиков в последний раз предупреждают: делать надо лишь то, что родина приказала. Кто не с нами, тот против нас.
Для выполнения столь ответственной задачи в 1937 год перенесли харьковского мэра Михаила Добкина (в фильме он — первый секретарь горкома), народного депутата Нестора Шуфрича и колоритного Михаила Бродского — главу Партии вольных демократов. Компанию им составили главный редактор «Бульвара Гордона» Дмитрий Гордон и известный международный сводник Петр Листерман. Но что самое интересное — роль Ландау режиссер доверил дирижеру Афинской оперы Теодору Курентзису, который плохо говорит по-русски.
Сценарная основа фильма — книга воспоминаний жены Ландау Коры (ее играет Радмила Щеголева — молчаливая длинноногая Геля из «СВ-шоу», в свое время сбежавшая от Верки Сердючки), но многие сцены режиссер снимает в режиме импровизации. Хржановский предоставил действующим лицам возможность говорить все, что они считают нужным, даже фамилии оставил настоящие. Новоиспеченные актеры с заданием справились, и хотя бюджет картины немаленький — 10 миллионов долларов, — от гонорара отказались.

— Раньше я снимался только в роли профессионального политика, а тут пришлось побыть актером, который играет политика, — признался «Бульвару Гордона» Нестор Шуфрич.
— Как отреагировали, когда Илья Хржановский предложил вам роль?
— Сначала удивился, а после того как встретился с ним и мы все обсудили, согласился. Я очень люблю исторические фильмы, всегда с удовольствием их смотрю, а «Дау» — это все же историческая драма, хоть и с элементами сюрреализма.</p>

Два ордена Боевого Красного Знамени и орден Красной Звезды из своей коллекции Дмитрию Гордону прикрепил лично Нестор Шуфрич


Режиссер сказал: надо сыграть наркома тяжелой промышленности, который приехал в Харьков, чтобы убедить физиков выполнять заказы для оборонки. Необходимо объяснить, что государство поддерживает их исследования, но в данный момент необходимо обеспечить производство дальномеров, проще говоря, локаторов, в которых нуждалась армия. Вот как хочешь, так и убеждай. Кстати, такие устройства были созданы, но с опозданием, и это негативно повлияло на ход войны. Реакция Сталина была, мягко говоря, неадекватной: некоторых физиков посадили, некоторых вообще расстреляли...
Как только в интернете появились фотографии со съемок, какой-то шутник подписал: «Смотрите, на Шуфриче френч от Бриони!». Оказалось, не совсем — френч был от российских художников по костюмам, которые летали в Украину на примерки. Результат того стоил — френчи и галифе не отличить от тех, которые носили в 30-е годы. Постоянно худеющему Михаилу Бродскому, сыгравшему секретаря ЦК КПУ, костюм ушивали на месте.



В образ Михаил Добкин вживался легко: быть политиком для него — дело привычное

Чтобы сбросить вес, политик сидит на диете и занимается спортом: играет в теннис, плавает и ходит с шагомером, стараясь делать 10 тысяч шагов в день. На съемочной площадке Бродский морил червячка жареными семечками — благо киношники привезли целый мешок.
— Я играл комбрига со шрамом на лице: беляки шашкой рубанули, — улыбается Дмитрий Гордон, — и у меня, человека военного, было больше всех орденов: два ордена Боевого Красного Знамени и один — Красной Звезды. Их Нестор Шуфрич привез — у него самая значительная на территории СНГ коллекция военных наград, на одном из орденов даже стоит номер «3». Нестор Иванович сам надел на меня ордена, привинтил со знанием дела. Я произнес монолог собственного сочинения, дескать, враг у ворот, а вы, физики, здесь ерундой занимаетесь.
А вот на роли физиков пригласили (вернее, привезли из Санкт-Петербурга) аутистов, которые не играли, а просто жили своей жизнью. Во время съемок случилось ЧП: когда один из них вскочил с криком: «Коммунистические подонки!», двое энкавэдистов стали его по-настоящему избивать! Мы не могли понять, что происходит, но оказалось, сотрудников НКВД играли люди с криминальным прошлым. Настоящие урки, имевшие по две-три ходки в зону и так вошедшие в роль, что в указаниях режиссера уже не нуждались...
Легендарному продавцу лохматого золота Петру Листерману, сыгравшему корреспондента газеты «Правда», повезло куда больше, чем физику-аутисту: когда я связалась с ним по телефону, оказалось, что этот счастливый человек в Ялте, совмещает отдых и работу — высматривает фактурных барышень.



Илья Хржановский (справа в белой рубашке) известен своей любовью к непрофессиональным актерам


— Как вам роль журналиста? Пришлась по вкусу?
— Конечно. Но давай по порядку. Прилетели мы в Харьков — город моей мечты. Я там 30 лет не был, все мечтал съездить, и не получалось. В голове постоянно крутилась фраза Маяковского про Сумскую улицу, помнишь?



На счету известного сводника Петра Листермана уже третья роль в кино


— «Один станок — это просто станок, два станка — мастерская...
— ...одна б... — просто б... много б... — Сумская». Ну вот, поехал я на эту улицу, весь в надежде на что-то, и вдруг дождь, ветер. Пришлось звонить Маяковскому: «Володь, нас об...бали!». А он: «Не дрейфь, Петруха, иди дрочить в квартиру!». Киношники — молодцы: сняли мне хату, в которой стены оклеены фотографиями голых телок. А назавтра — на съемочную площадку.



«Вольный демократ» Михаил Бродский стройнеет не по дням, а по часам. Его костюм пришлось ушивать прямо на съемочной площадке

Я думал, сейчас Хржановский раздаст роли, скажет текст учить, то да се. Оказалось, ничего подобного. «Вы, — говорит, — 12 злых мужиков, вас Сталин прислал физиков долбить. Садитесь и долбите».
Говорили, что Бог на душу положит. Обидно только, что снимали несколько часов, а покажут из этого минут пять. Я сижу и думаю: «Что-то надо сделать, чтобы и моя рожа в кадр попала». Встаю, внаглую подхожу к одному из физиков, наклоняюсь и начинаю «утешать»: «Все, дорогой, тебе п...дец...». (Смеется). А что? Даром приехал, что ли?
— Это ведь не первый фильм с вашим участием?
— Третий. Первым был «Глянец» Андрона Кончаловского, вторым — «Платон» с Пашей Волей. Кончаловский сначала хотел, чтобы я самого себя сыграл, но я текст ни х...я не выучил. Он послушал и говорит: «Не-е-ет, на Листермана ты не тянешь. Будешь доктором». И я, добрый доктор Айболит, всех лечил. Потом решил, что каждый год в кино сниматься буду. Уже есть предложения. Валерия Гай Германика, молодая девочка-режиссер, хочет запускать новый проект, и если режиссерам первых двух фильмов я отдавал по пять процентов себя, то ей отдам 90!
— У Ильи Хржановского насколько выложились?
— Что от меня зависело, то сделал. Мне было интересно представить себя в другой эпохе, надеть галифе, костюм в стиле
30-х годов, очки, какие тогда носили. Кстати, когда я в этом костюме возле съемочной площадки гулял, ко мне раза четыре менты подходили: «А мы знаем, кого ты будешь играть, — Берию!». Я и сам уже поверил, что я, великий и ужасный Лаврентий Палыч, имею лучших женщин Советского Союза. Вот она, великая сила искусства!

Фоторепортаж Сергея АРУТЮНЯНА


Пост спочатку надрукований тут: https://don-katalan.dreamwidth.org/1882285.html.
Tags: дебилы, история, коллективное х%№ло, подонки, прдоны, рассея
Subscribe
promo don_katalan december 29, 2014 14:39 113
Buy for 50 tokens
Расшифровка секретного плана адмиистративно-территориального устройства России после ее распада От гуляющих по сети различных вариантов "государственного" устройства будущего российских территорий отличается наличием территорий в совместном управлении, возвратом исторических территорий…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments