Salus populi suprema lex (988) (don_katalan) wrote,
Salus populi suprema lex (988)
don_katalan

Category:

Аполлон-11: достижение национальной цели, высадка на Луну

«Аполло́н-11» (англ. Apollo 11) — американский пилотируемый космический корабль серии «Аполлон», в ходе полёта которого 16—24 июля 1969 года жители Земли впервые в истории совершили посадку на поверхность другого небесного тела — Луны.
20 июля 1969 года, в 20:17:39 UTC командир экипажа Нил Армстронг и пилот Базз Олдрин посадили лунный модуль корабля в юго-западном районе Моря Спокойствия. Они оставались на поверхности Луны в течение 21 часа 36 минут и 21 секунды. Всё это время пилот командного модуля Майкл Коллинз ожидал их на окололунной орбите. Астронавты совершили один выход на лунную поверхность, который продолжался 2 часа 31 минуту 40 секунд. Первым человеком, ступившим на Луну, стал Нил Армстронг. Это произошло 21 июля, в 02:56:15 UTC. Через 15 минут к нему присоединился Олдрин.
Астронавты установили в месте посадки флаг США, разместили комплект научных приборов и собрали 21,55 кг образцов лунного грунта, которые были доставлены на Землю. После полёта члены экипажа и образцы лунной породы прошли строгий карантин, который не выявил никаких лунных микроорганизмов.
Успешное выполнение программы полёта «Аполлона-11» означало достижение национальной цели, поставленной Президентом США Джоном Кеннеди в мае 1961 года — до конца десятилетия осуществить высадку на Луну, и ознаменовало победу США в лунной гонке с СССР[1].

in English

Apollo 11: "First Moonwalk on TV" (Restored), First men on the Moon, TOP QUALITY HD, July 20, 1969

Экипаж


Командир — Нил Армстронг.
Пилот командного модуля — Майкл Коллинз.
Пилот лунного модуля — Эдвин Олдрин.
Все члены экипажа были опытными лётчиками-испытателями. Армстронг служил в авиации ВМС США, но ко времени полёта вышел в отставку и был гражданским сотрудником НАСА. Коллинз и Олдрин были офицерами ВВС США. Армстронг и Олдрин участвовали в Корейской войне. Полёт «Аполлона-11» стал вторым случаем в истории американской пилотируемой космической программы, когда весь экипаж состоял из опытных астронавтов (первый — «Аполлон-10», третьим через почти два десятка лет станет STS-26)[2]. Все трое совершили по одному космическому полёту в рамках «Программы Джемини». Армстронг был командиром корабля «Джемини-8». В том полёте в марте 1966 года впервые в мире в ручном режиме была осуществлена стыковка двух космических кораблей[3]. Миссия была прервана досрочно из-за неполадок в двигателе системы ориентации, которые привели к неуправляемому быстрому вращению состыкованных кораблей и создали угрозу для жизни членов экипажа[4].
Коллинз вместе с Джоном Янгом (командир) в июле 1966-го летал в качестве пилота на «Джемини-10». Было впервые осуществлено сближение с двумя различными космическими кораблями[5]. Коллинз совершил два выхода в открытое космическое пространство. В ходе одного из них он впервые перешёл от одного корабля к другому[6].
Олдрин в ноябре 1966 года пилотировал «Джемини-12» (командир — Джеймс Ловелл)[7]. В ходе миссии совершил три выхода в космос общей продолжительностью 5,5 часа[8].
Все трое — одногодки, 1930 года рождения.
.......

Кто первым ступит на Луну?


Как только стало ясно, что первую посадку на Луну совершит «Аполлон-11», журналисты и некоторые сотрудники НАСА начали высказывать предположения, что первым человеком на Луне станет Эдвин Олдрин. Логика заключалась в том, что во время полётов по программе «Джемини» внекорабельную деятельность (ВКД) в открытом космосе всегда осуществлял пилот, а не командир. В ранних набросках планов первой лунной высадки специалисты среднего звена в Центре пилотируемых космических полётов в Хьюстоне даже успели написать, что первым выходит пилот лунного модуля. При этом не было учтено то, что в условиях тесной кабины лунного корабля пилоту в скафандре и с ранцем портативной системы жизнеобеспечения (англ.)русск. за спиной пришлось бы буквально перелезать через командира, поскольку основной люк открывался слева внутрь, а место командира было слева, пилота — справа. Когда этот манёвр попробовали отрепетировать, результатом стали небольшие повреждения в кабине макета лунного модуля. Начальник отряда астронавтов Дональд Слейтон позже вспоминал, что, по его мнению, даже исходя из обычных правил протокола, командир должен был быть первым. Слейтон дал указание изменить наброски планов, и руководство его поддержало. Все предположения, что Армстронг использовал своё служебное положение, Слейтон категорически отрицал. Армстронг, со своей стороны, уверял, что его мнения никто и не спрашивал. А Олдрин написал, как считают эксперты, не очень убедительно, что его вполне устраивало, если первым должен был стать Нил.

СССР: неудачный финиш лунной гонки


«Космосы», «Зонды», «Союзы» и «Луны»


В марте, апреле и ноябре 1967 года Советский Союз запустил беспилотные космические корабли (КК) «Космос-146», «Космос-154» и не получивший порядкового номера «Зонд». Для американцев было очевидно, что их цель — Луна. Однако оба «Космоса» не смогли покинуть, а «Зонд» — выйти на околоземную орбиту. Первым порядковый номер получил «Зонд-4», но он был запущен 2 марта 1968 года не в сторону Луны, а от неё. В том же месяце американские спутники-шпионы засекли вывоз на стартовую площадку советской гигантской ракеты-носителя Н-1. 26 октября 1968 года, через 4 дня после приводнения «Аполлона-7», был запущен пилотируемый КК «Союз-3». Он сблизился с беспилотным «Союзом-2» до расстояния 1 м, но стыковка не была произведена. В сентябре 68-го «Зонд-5» первым из «Зондов» успешно облетел Луну и стал первым из советских космических кораблей, совершившим благополучное приводнение (в Индийском океане). Он также стал первым в мире космическим аппаратом (КА), возвратившим на Землю отснятую у Луны фотоплёнку. В ноябре того же года «Зонд-6» успешно сделал стереоскопические фотографии Луны, но разбился при посадке на Землю. В январе 1969 года были запущены ещё один «Зонд» без номера и «Союз-4» и «Союз-5», которые успешно состыковались. Полёт «Аполлона-10», состоявшийся в мае 1969-го, был обрамлён двумя запусками (в апреле и июне) автоматических станций «Луна» (не получивших номера), которые не вышли на заданную околоземную орбиту. По мнению американцев, они предназначались для высадки луноходов или для забора и возвращения на Землю образцов лунного грунта[47].

Н-1


Первый запуск ракеты-носителя Н-1 состоялся 21 февраля 1969 года. На взлёте в хвостовой части ракеты, в двигателе № 2 возник пожар. Система контроля за работой двигателей засекла возгорание, но через 68,7 секунды после старта выдала ошибочную команду на выключение всех двигателей. Ещё через 1,3 секунды ракета взорвалась, её обломки упали в 45 км от стартовой площадки. Попытка второго запуска Н-1 была предпринята менее чем за 2 недели до старта «Аполлона-11», 3 июля 1969 года. Почти сразу после старта, когда ракета ещё даже не поднялась выше башни обслуживания, взорвался двигатель № 8, после чего автоматически попарно были отключены все остальные двигатели. Н-1 упала на стартовый стол и взорвалась[48].

«Луна-15»


За три дня до старта «Аполлона-11» СССР запустил автоматическую станцию «Луна-15», которая должна была достигнуть Луны как раз в день старта, 16 июля. Для американцев этот запуск был загадкой, но высказывались предположения, что его цель — мягкая посадка аппарата на Луну и возвращение его на Землю с образцами лунного грунта до возвращения «Аполлона-11»[38]. 16 июля «Луна-15» благополучно вышла на окололунную орбиту. В течение 52 витков с ней были проведены 86 сеансов связи[49], но при попытке посадки 21 июля 1969 года, всего за несколько часов до взлёта Армстронга и Олдрина с Луны, она разбилась[50].

Старт и первый день полёта


Старт «Аполлона-11» состоялся в среду, 16 июля 1969 года, в 13:32 UTC. Среди 5000 почётных гостей в Космическом центре имени Кеннеди присутствовали 36-й президент США Линдон Джонсон, действующий вице-президент Спиро Агню и пионер немецкой ракетной техники Герман Оберт. На отдельной трибуне разместились 3497 представителей прессы. Во время взлёта раздавались отдельные аплодисменты, но большинство зрителей смотрели молча, пока «Аполлон-11» не скрылся из виду[61]. Событие напрямую транслировалось по телевидению в 33 странах мира на 6 континентах. По некоторым оценкам, только в США его смотрели около 25 млн телезрителей[62]. Советское телевидение и радио сообщили о старте «Аполлона-11», но не в прямом эфире (короткий сюжет был показан в основной вечерней информационной программе)[61]. После взлёта Президент США Ричард Никсон в Белом доме объявил следующий понедельник, 21 июля, когда астронавты должны были уже находиться на Луне, национальным Днём Участия и нерабочим днём для государственных служащих (англ. National Day of Participation)[63]. Местные власти и частный бизнес по всей стране поддержали эту инициативу.
Все три ступени ракеты-носителя во время взлёта отработали штатно. Через 11 минут 42 секунды после старта «Аполлон-11», набрав скорость 7,79 км/с[65], вышел на практически круговую околоземную орбиту высотой 190,8 км. После примерно полутора витков, когда корабль пролетал над Тихим океаном, на 5 минут 47 секунд был включён двигатель третьей ступени. «Аполлон-11» достиг второй космической скорости (10,84 км/с) и перешёл на траекторию полёта к Луне[66]. Вскоре после этого астронавты начали манёвр перестроения отсеков, стыковки с лунным модулем и «вытягивания» его из адаптера, располагавшегося в верхней части третьей ступени. Командно-служебный модуль был отделён от третьей ступени. Затем Майкл Коллинз, на время манёвра пересевший в левое командирское кресло, с помощью двигателей системы ориентации отвёл его примерно на 30 м, развернул на 180° и произвёл сближение и стыковку с лунным модулем. Когда «Колумбия» и «Орёл» отошли на безопасное расстояние, по команде с Земли был в последний раз включён двигатель третьей ступени, она перешла на траекторию пролёта мимо Луны и выхода на гелиоцентрическую орбиту. Астронавты этого не увидели, потому что корабль был не совсем правильно сориентирован. Они заметили удалявшуюся третью ступень, когда она была уже в нескольких километрах от них[67]. В этот же день, по предложению Армстронга, с борта корабля была проведена первая незапланированная телетрансляция, которая записывалась на станции дальней космической связи Голдстоун, в Калифорнии, и затем была ретранслирована в ЦУП в Хьюстоне. Бортовая телекамера была цветной и давала изображение хорошего качества. Трансляция продолжалась чуть больше 16 минут. Расстояние от Земли составляло около 95 000 км. Солнцем были освещены 7/8 земного диска, и были хорошо видны восточная часть Тихого океана, большая часть США, Мексика, Центральная Америка и северная часть Южной Америки. Астронавты перевели корабль в режим пассивного термического контроля, когда он медленно вращался вокруг своей продольной оси, делая около трёх оборотов за 1 час. Это обеспечивало равномерное нагревание обшивки корабля. От первой промежуточной коррекции курса решено было отказаться, поэтому период отдыха у экипажа начался на два часа раньше запланированного, в 11 часов 20 минут полётного времени[68].

Второй день полёта


17 июля Белый дом объявил, что астронавты «Аполлона-11» везут с собой на Луну памятные медали, посвящённые погибшим советским космонавтам Юрию Гагарину и Владимиру Комарову. Их привёз из поездки в СССР Фрэнк Борман, которому их передали вдовы космонавтов. На борту корабля находятся также эмблема «Аполлона-204» («Аполлон-1») и памятные медали, отчеканенные для семей астронавтов Вирджила Гриссома, Эдварда Уайта и Роджера Чаффи ещё до их гибели 27 января 1967 года[69].
В 25 часов 00 минут 53 секунды полётного времени «Аполлон-11» преодолел ровно половину расстояния от Земли до Луны, пролетев 193 256 км. Вскоре после этого путём включения основного двигателя на 2,9 секунды была проведена промежуточная коррекция траектории № 2 (в действительности она была первой)[70]. Экипаж провёл ещё одну незапланированную 50-минутную телетрансляцию, которая записывалась. Были показаны виды Земли, кабина экипажа, бортовой компьютер, Олдрин показал, как Армстронг и Коллинз занимаются бегом на месте. Вечером состоялась ещё одна, на этот раз запланированная 35-минутная телетрансляция. Зрители увидели Землю с расстояния 239 000 км, астронавты показали свои рабочие места, «кухню», набор продуктов и процесс приготовления пищи, а Коллинз ещё и место, где он спит в спальном мешке, в нижнем отсеке, под креслами[64]. В конце рабочего дня ЦУП в Хьюстоне попросил астронавтов поучаствовать в эксперименте по наблюдению лазерных импульсов. Они посылались через равные промежутки времени из обсерватории Макдональд Техасского университета в Остине. Армстронг и Коллинз по очереди смотрели в бортовой телескоп, но ничего увидеть не смогли[71].

Третий день полёта


18 июля советская газета «Известия» сообщила о заявлении Ричарда Никсона о том, что астронавты «Аполлона-11» оставят на Луне памятные медали в честь советских космонавтов Юрия Гагарина и Владимира Комарова. Заметка о полёте не содержала никаких комментариев[72]. В тот же день в ответ на телефонный запрос Фрэнка Бормана Президент Академии наук СССР Мстислав Келдыш прислал телеграмму, в которой заверил американскую сторону, что «Луна-15», обращающаяся по орбите вокруг Луны, никак не помешает полёту «Аполлона-11». Келдыш пообещал сообщать Борману о любых изменениях траектории полёта «Луны-15», если они произойдут[73].
В начале третьего рабочего дня Хьюстон сообщил астронавтам, что запланированная коррекция курса № 3 не потребуется[74]. В этот же день Армстронг и Олдрин впервые перешли в лунный модуль и проверили состояние его основных систем. В кабине они не обнаружили ни одной гайки или винтика, которые открутились бы при взлёте. Работа на борту «Орла» сопровождалась телетрансляцией, которая продолжалась 1 час 36 минут и напрямую шла в эфир в США, Западной Европе, Японии и большинстве стран Латинской Америки[75]. Незадолго до того, как у экипажа должен был начаться очередной период ночного отдыха, Армстронг неожиданно связался с Хьюстоном и запросил, на каком расстоянии от «Аполлона-11» в тот момент находилась сброшенная третья ступень ракеты-носителя. Дело было в том, что астронавты в иллюминаторы видели на большом расстоянии какой-то непонятный объект, который мигал, как вспыхивающий проблесковый маячок. Было похоже на то, что он, кувыркаясь в пространстве, отражал солнечный свет. Его наблюдали все трое астронавтов, поскольку корабль в то время медленно вращался в режиме пассивного термического контроля. Хьюстон через несколько минут ответил им, что третья ступень летит от них на расстоянии 11 100 км. Из этого стало понятно, что загадочный объект никак не мог быть третьей ступенью. Как рассказывал на послеполётном опросе Олдрин, в монокуляр форма объекта выглядела похожей на букву L. Армстронг добавлял, что всё это напоминало открытый чемодан. А Коллинз говорил, что это был полый цилиндр, а если фокус секстанта чуть-чуть сбить, тогда объект выглядел, как открытая книга. Что это было на самом деле, доподлинно установить так и не удалось. Предположительно, астронавты могли видеть одну из панелей адаптора, в котором лунный модуль находился в верхней части третьей ступени во время взлёта[76].
Когда астронавты готовились ко сну, «Аполлон-11» пересёк невидимую границу, за которой земное гравитационное воздействие на него стало меньше лунного. В этот момент он находился на расстоянии 345 281 км от Земли[76].

Четвёртый день полёта и выход на орбиту Луны


Пока астронавты ещё спали, в ЦУПе в Хьюстоне было принято решение отказаться и от промежуточной коррекции курса № 4. Вскоре после пробуждения экипажа «Аполлон-11» вошёл в тень, которую отбрасывала Луна. Впервые за всё время полёта астронавты увидели небо, усыпанное звёздами, и смогли различать созвездия. Они фотографировали солнечную корону. Коллинз сообщил в ЦУП, что пепельный свет Луны настолько ярок, что можно читать книгу[77].
В 75 часов 41 минуту 23 секунды полётного времени «Аполлон-11» скрылся за западным краем диска Луны. В момент потери радиосигнала корабль находился в 572 км от Луны, его скорость составляла 2,336 км/с. Через восемь с половиной минут после этого был включён основной двигатель служебного модуля. Он отработал 5 минут 57 секунд[78]. «Аполлон-11» вышел на окололунную орбиту. Пока связи не было, астронавты разглядывали открывавшиеся перед ними пейзажи обратной стороны Луны и много фотографировали[77]. Вскоре они увидели первый восход Земли над лунным горизонтом, а когда связь восстановилась, доложили в ЦУП, как прошёл манёвр. Хьюстон сообщил им, что они находятся на эллиптической орбите, близкой к расчётной, с периселением 114,1 км и апоселением 313,9 км[78]. Во время второго витка экипаж провёл телетрансляцию, показав места, над которыми корабль будет пролетать перед тем, как «Орёл» начнёт снижение. Район посадки в то время ещё не был освещён Солнцем. В конце второго витка, когда корабль находился над обратной стороной Луны, была проведена запланированная коррекция орбиты. Основной двигатель был включён на 17 секунд[78], в результате орбита «Аполлона-11» понизилась и стала близкой к круговой, с периселением 99,5 км и апоселением 121,3 км[79]. После этого Армстронг и Олдрин второй раз перешли в лунный модуль и перевели его в режим автономного энергообеспечения. Была проведена проверка работы средств связи. Коллинз всё это время оставался в командном модуле, поэтому впервые в ходе полёта во время радиопереговоров использовались позывные обоих кораблей — «Колумбия» и «Орёл».

Первая посадка людей на Луну


20 июля Нил Армстронг и Эдвин Олдрин перешли в лунный модуль, активировали и проверили все его системы, привели сложенные опоры посадочной ступени в рабочее положение. Майкл Коллинз в бортовой телескоп командного модуля на 12-м витке провёл наблюдение ориентиров на подлёте к основному району прилунения для уточнения данных в системе навигации и времени начала управляемого снижения лунного модуля. После этого «Аполлон-11» получил «добро» на расстыковку командно-служебного и лунного модулей[80]. В начале 13-го витка, когда «Аполлон-11» находился над обратной стороной Луны, «Колумбия» и «Орёл» расстыковались. Армстронг с помощью двигателей системы ориентации совершил полный поворот лунного модуля вокруг вертикальной оси, Коллинз визуально осмотрел его и сообщил, что опоры посадочной ступени раскрылись нормально. Когда связь с Землёй восстановилась, Армстронг доложил в ЦУП в Хьюстоне о расстыковке. Отвечая на вопрос об ощущениях, он сказал: «У „Орла“ есть крылья». Коллинз заметил, что «Орёл» отлично выглядит, только летит вверх ногами. На что Армстронг ответил: «Кто-то из нас летит вверх ногами». Коллинз отвёл «Колумбию» на расстояние около 1300 м. В конце 13-го витка, над обратной стороной Луны, на 29,8 секунды был включён двигатель посадочной ступени лунного модуля, «Орёл» перешёл на орбиту снижения с апоселением 105,9 км и периселением 15,7 км[81]. Он летел опорами посадочной ступени вперёд и иллюминаторами вниз, чтобы астронавты могли отслеживать ориентиры на поверхности. Армстронг заметил, что один из ориентиров, кратер Маскелайн W, они пролетели примерно на 3 секунды раньше, чем предполагалось. Это означало, что они сядут дальше расчётной точки. В 102 часа 33 минуты 05 секунд полётного времени вблизи периселения орбиты снижения (примерно в 400 км к востоку от запланированного района посадки) был включён двигатель посадочной ступени лунного модуля, начался этап торможения. Примерно через 4 минуты после этого «Орёл» был повёрнут по крену на 180°, иллюминаторами вверх, Армстронг и Олдрин почти прямо перед собой увидели Землю. Такой поворот был необходим по двум причинам: чтобы посадочный радар смог захватить поверхность и чтобы на завершающем этапе посадки, когда корабль развернётся в вертикальное положение, астронавты могли видеть район, куда садятся. Почти сразу после этого сработала аварийная сигнализация бортового компьютера, о чём Армстронг доложил в ЦУП. Лунный модуль в этот момент находился на высоте 10 200 м. Из Хьюстона ответили, что всё выглядит нормально. Такая нештатная ситуация астронавтами на Земле не отрабатывалась. Как пояснил Армстронг на послеполётной пресс-конференции, во время тренировок имитировалось множество неполадок, и экипаж всегда был «заряжен» на аварийное прерывание миссии, но в реальном полёте астронавты были «заряжены» на посадку. Сигнал тревоги был вызван перегруженностью бортового компьютера, в который помимо навигационных данных поступала ненужная в тот момент информация от радара встречи с командно-служебным модулем (переключатель радара был поставлен Армстронгом в такое положение примерно за 3 минуты до первого тревожного сигнала). Всего за время посадки сигнализация срабатывала 5 раз, что сильно отвлекало внимание астронавтов. Определяющим в принятии решения ЦУПа о продолжении посадки стало слово специалиста по навигационным системам лунного модуля Стива Бэйлза (англ.)русск., который посчитал, что перегруженность компьютера не поставит посадку под угрозу (позднее он вместе с астронавтами получит Президентскую медаль Свободы)[27][82].
Через восемь с половиной минут после начала торможения, на высоте чуть менее 2 км, начался этап приближения к точке посадки, бортовой компьютер перешёл к выполнению программы, в соответствии с которой управление двигателем посадочной ступени и двигателями системы ориентации осуществляется автоматически, а астронавты могут вручную лишь корректировать ориентацию. «Орёл» начал медленно поворачиваться в вертикальное положение. На высоте 1,5 км при скорости снижения 30,5 м/с Армстронг на некоторое время отключил автоматический режим, чтобы сделать пробную корректировку ориентации, всё работало нормально. Армстронгу следовало сделать этот тест чуть раньше, чтобы в те мгновения заниматься уже исключительно визуальным поиском подходящей площадки для посадки. Специалисты считают это запаздывание следствием аварийных сигналов компьютера, которые отвлекали внимание командира. Переворот лунного модуля в вертикальное положение давал командиру не только обзор района посадки, но и возможность менять точку прилунения. На внутреннее и внешнее стёкла командирского иллюминатора были нанесены шкалы. Пилот лунного модуля диктовал командиру угловые значения, которые показывал дисплей компьютера, и командир смотрел в иллюминатор так, чтобы обе шкалы совместились. Тогда он видел место, в которое автопилот ведёт корабль. Это место можно было изменить движением рукоятки контроллера. Движение контроллера на один шаг вперёд передвигало место посадки на 1/2° дальше по курсу, одно движение в сторону — на 2° влево или вправо, соответственно.
На высоте около 460 м Армстронг увидел, что автопилот ведёт корабль в точку на ближнем краю большого кратера, окружённого полем валунов до 2—3 метров в поперечнике (позднее было установлено, что это кратер Уэст, англ. West Crater, диаметром 165 м). На послеполётном опросе он рассказывал, что поначалу посчитал это место хорошим, поскольку с научной точки зрения посадка рядом с большим кратером была бы весьма ценной. Однако Армстронг быстро понял, что посадить «Орёл» в достаточно безопасном месте, не долетая кратера, не удастся. Он решил его перелететь. На высоте примерно 140 метров командир перевёл компьютер в полуавтоматический режим, в котором двигатель посадочной ступени управляется автоматически и поддерживает постоянную вертикальную скорость 1 м/с, а двигатели системы ориентации управляются полностью вручную. Армстронг уменьшил наклон лунного модуля назад с 18° до 5° от вертикали. Это увеличило скорость горизонтального перемещения вперёд до 64 км/ч. Когда лунный модуль пролетал над кратером, командир начал искать место, пригодное для посадки, и выбрал относительно ровную площадку между небольшими кратерами и полем валунов. На высоте около 80 метров вертикальная скорость снижения составляла около 0,5 м/с. Олдрин сообщил, что осталось 8 % топлива. Ещё через несколько секунд он добавил, что видит тень «Орла» на поверхности Луны. На завершающем этапе захода на посадку лунный модуль был повёрнут примерно на 13° влево от курса, и тень была вне поля зрения Армстронга. В этот момент загорелось предупреждение, что компьютер не получает данных от посадочного радара. Это продолжалось несколько секунд. На высоте 30 метров Олдрин доложил, что топлива остаётся 5 % и что загорелось предупреждение. Начался 94-секундный отсчёт, по окончании которого у Армстронга останется только 20 секунд, чтобы посадить корабль или экстренно прервать посадку и взлететь. Через 33 секунды оператор связи в ЦУПе в Хьюстоне Чарльз Дьюк предупредил, что остаётся 60 секунд. В этот момент посадочный радар вновь на несколько секунд «потерял» поверхность. Частота пульса у Армстронга на завершающем этапе посадки достигла 150 ударов в минуту. На высоте 12 метров Олдрин доложил, что поднимается лунная пыль. Но он редко смотрел в иллюминатор. Армстронг же на послеполётном опросе говорил, что впервые заметил поднимающуюся пыль на высоте чуть меньше 30 м. Сначала это выглядело как прозрачный лист летящей пыли, который немного ухудшал видимость. По мере снижения корабля видимость становилась всё хуже. По словам Армстронга, визуальному определению высоты это не очень мешало, но в густой пелене движущейся летящей пыли было очень сложно следить за статичными камнями и, соответственно, определять вертикальную и горизонтальную скорости.
Как вспоминал Армстронг, на высоте около 9 метров «Орёл» по неизвестной причине начал перемещаться влево и назад. С движением назад справиться удалось, но полностью погасить перемещение влево не получилось. Ещё более замедлять снижение или зависать было нельзя, поскольку топлива оставалось совсем мало, и допустимый лимит времени до прерывания посадки был почти исчерпан (в одном из своих интервью в 2001 году Армстронг вспоминал, что ему хотелось, чтобы эта первая посадка прошла как можно более гладко, но в то же время он знал, что если погасить горизонтальную скорость и выровнять корабль, то можно было падать примерно с высоты 12 метров и даже больше, в условиях слабой лунной гравитации опоры посадочной ступени должны были выдержать удар). Вскоре после того, как Олдрин доложил, что высота 6 м, вертикальная скорость 0,15 м/с, а скорость горизонтального перемещения — 1,2 м/с, Дьюк из Хьюстона предупредил, что остаётся 30 секунд. Через 9 секунд после этого предупреждения Олдрин закричал: «Сигнал контакта!» Это произошло в 20:17:39 UTC 20 июля (102 ч 45 мин 39,9 с полётного времени)[2][82][83]. Синий сигнал контакта означал, что лунной поверхности коснулся как минимум один из щупов длиной 1,73 м, которые крепились к трём из четырёх опор (кроме той, где была лестница). Через 1,5 секунды после этого Армстронг заглушил двигатель. На послеполётном опросе он рассказал, что не смог точно определить момента посадки. По его словам, Базз закричал: «Контакт!», но сам он даже не видел загоревшегося сигнала, двигатель работал до самой посадки, потому что она была настолько мягкой, что момент, когда корабль стал на грунт, было сложно определить. После прилунения Армстронг передал Земле: «Хьюстон, говорит База Спокойствия. „Орёл“ сел». Чарльз Дьюк ответил, от волнения оговорившись: «Понял вас, „Свок…“, „Спокойствие“. Вы прилунились. Мы тут все уже было посинели. Теперь мы снова дышим. Спасибо огромное!»[82]
Лунный модуль стал на грунт с небольшим наклоном назад на 4,5° от вертикали, он так и остался повёрнутым на 13° влево от траектории полёта[84]. Послеполётный анализ показал, что в топливных баках посадочной ступени «Орла» осталось 349 кг топлива. Этого хватило бы на 25 секунд зависания, после чего осталось бы 20 секунд на запуск двигателя взлётной ступени и прерывание посадки (у следующих «Аполлонов» после посадки оставалось от 499 до 544 кг).
----
Очень много еще читать на Вики: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D0%BE%D0%BD-11


Пост спочатку надрукований тут: https://don-katalan.dreamwidth.org/1962716.html.
Tags: история, космос, сша
Subscribe
promo don_katalan декабрь 29, 2014 14:39 113
Buy for 50 tokens
Расшифровка секретного плана адмиистративно-территориального устройства России после ее распада От гуляющих по сети различных вариантов "государственного" устройства будущего российских территорий отличается наличием территорий в совместном управлении, возвратом исторических территорий…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments