Salus populi suprema lex (988) (don_katalan) wrote,
Salus populi suprema lex (988)
don_katalan

Categories:

империя без метрополии

Stanislav Kukareka
Оно конечно интересно, но замысловато. Как собственно и водится у гуманитариев. Я не гуманитарий, но ту же самую проблему давно исследовал, и вот что получается... Московия, Россия, СССР или любая из их производных (или первообразных) это на самом деле феномен. Это империя без метрополии. И да, они усвоили понятие "империя" довольно рано, и начали ее воспроизводить еще примерно при Иване Грозном, а может быть даже и ранее. Там надо бы пристальнее посмотреть на монголов и их след не столько даже в истории их сколько в менталитете. Но при всем том у них почти никогда не было собственно хартленда, метрополии... Англичане завоевали Индию (или Карибы например) под лозунгом "мы англичане - лучше". И даже Чингиз-Хан на запад шел опираясь не только на десятки а может быть и сотни тысяч каких то тюрков покоренных или кипчаков, но и на собтвенно монголов. Которых было мало, но они были. И представляли из себя явление, и обладавших статусом. Но вот в России все случилось как то совсем по другому. И там идея внутренней колонизации уж очень сильно превалировала над внешней экспансией, почти как у туземцев микронезии четырехмоторная схема самолетов из тростника с ржавыми бочками вместо моторов - гораздо доминирует над сопроматом и аэродинамикой аж до сих пор. И качества "русского народа" всегда были проблемой для империи российской, причем проблемою гораздо большей чем происки султана Сулеймана, короля Карла или еще какого то там императора Наполеона. И в том кольце врагов которыми всегда было плотно окружено государство российское - их собственный народ аж ровно никогда не сходил с почетного пьедестала и верхних строк в списке угроз. Что при Иване Грозном что при Берии и Сталине тут ничего особенно не изменилось. И это уникальный случай. Наполеон ведь говорил (и даже думал) что французы хороши. Какой нибудь Ричард или Эдуард, и уж тем более всилякие Елизаветы верили в то что англичане хороши. Фридрих (и Гитлер) верили в немцев. А Цезарь верил в римлян. Там все понятно. Но ведь никто и никогда не верил в "народ русский", особенно из тех кто таки вошли во власть... И это парадокс. Как можно распространять власть, влияние, культуру, обычаи и право какого то народа на новые земли, если ты считаешь и народ тот и все что выше перечислено - полным говном? А ведь они так и считали. Все поголовно. И продолжают считать так же аж до сих пор. На этом невозможно построить никакой империи, импосибл. Нет метрополии. Нет "правильных граждан". Нету примера для подражания, нету донора культуры, права, технологий, нихера нет. Есть только "власть". Ну она есть, а дальше что? А дальше ровно нихуя, ага... Сферический вакуум в котором должен был бы быть например конь, но и его там нету...
======
Dmitry Luchihin
17 травня о 21:26 · Публічно
Еще раз о проблеме феномена России
Если присмотреться к социальной самоидентификации, в которой позиционируют себя россияне самой разной этнической принадлежности, то можно заметить что их две. Они могут быть демонстративными и яркими, а могут напротив никак не подчеркиваться или даже утаиваться – но в конечном итоге они отчетливо проявляют свою несовместимую сущность в отношении к самой россии.
Есть вид идентификации, первично отождествляющий себя со своей этно-культурой, и лишь по этому условию – находящимся в юрисдикции российского государства. Бывает что такая принадлежность понимается даже позитивно, если исторически соседствует с еще более неприемлемой альтернативой. Но по большей части – с этой позиции роль россии воспринимается негативно, поскольку россия никогда не довольствуется данью или вассальными обязательствами, а требует «любви», то есть искреннего подчинения утверждаемой ей культурной нормативности. Будь то триада «самодержавие, православие, народность» или коммунистическая идея. И поэтому подлинная, не карнавальная, культурообразующая активность естественной этно-культуры, жесточайше подавляется как антироссийская, антигосударственная, антисоветская, антинародная и предательская и т.п.
Другой вид идентификации, напротив принимает свою российскую принадлежность первично, а этническое происхождение как нечто малозначимое и преодоленное. С формулой: «я русский (советский), бурятского происхождения». Эта формула характерна далеко не только для советского времени, когда государственная идентификация получила официальный внеэтнический статус. Но и в дореволюционной россии, идея идентифицировать себя с субъектом служения и именовать себя русским инородного происхождения, была крайне популярна.
Во всей этой истории, есть только одна терминологическая подтасовка, отождествляющая понятия российский и русский. Подтасовка активно используемая и поддерживаемая идеологами российского проекта. Потому что на самом деле, в самом русском этносе (мимоходом замечу – генетически исходно полиэтничном, но к моменту появления феномена московии (первой версии россии) – вполне монокультурном) существуют все те же два вида самоидентификации.
С той, чисто терминологической поправкой, что в рамках ориентации на естественную самобытность русского этноса, россия именовалась просто властью. Хотя чуть ранее, когда не все русские земли были захвачены московией, или захвачены не окончательно – московия воспринималась свободными кластерами русского народа, так же как россия странами балтии.
Эту двойственность можно различить и в процессах подавления боярских родов, которые безо всякой высокой мысли пытались организовывать жизнь в своих владениях естественно-самобытно, а не в логике служения. В народных бунтах и восстаниях, которые выступали против несправедливой власти, но фактически стремились к возврату права на естественную самобытность своей жизни. Этим мотивом были движимы потоки беглецов из границ актуальной российской юрисдикции, попытки самообразований в ранний послереволюционный период, и на территориях немецкой юрисдикции в годы войны.
Получается что россия всю свою историю, подавляет и карает свободную самобытность культурного развития, не только в захваченных народах, но и собственно русского.
Прорвавшись сквозь российскую мифологию, натягивающую на себя русскую этничность и одновременно утверждая свой надэтнический характер, мы вынуждены задаться вопросом – а что же тогда есть россия, если нет ни одного этноса для которого она бы оказывалась результатом самобытного культурного развития.
Я не буду здесь вновь обращаться к историческим и психологическим аргументам, но если посмотреть на россию с точки зрения функциональной роли, которую она играет для подведомственного населения, любой этно-культурной принадлежности – то это роль протеза коллективной (социальной) культуры.
То естественное развитие культуры народа, которое формирует и развивает модель социального поведения, как форму проявления коллективного сознания общества, заменяется протезом из элементов заимствуемых в других культурах, и к следованию которому принуждает через все более жестко выстраиваемую вертикаль государственной организации.
И поэтому превращающую российскую государственность (и собственно россию) в единственный источник социальной культуры, за которым лишь бессильное прекраснодушие еще не состоявшегося индивидуального сознания, и бесконечно отсталая архаика заблокированной в своем развитии, естественной этно-культуры народа и народов.
В того самого, по меткому замечанию Пушкина «единственного европейца в россии», а на самом деле в держателя и единственный источник социальной культуры, в свете жесткого принуждения которого только и можно удерживать социальную жизнь на привычном уровне цивилизованности.
И мы хорошо видим, что в исторические моменты препрошивки и обновления версии, которые необходимы не способному к саморазвитию протезу культуры – ту самую стихию «бессмысленного и беспощадного» народного бунта, а на самом деле – пробуждение подавленной самобытности, заблокированной на очень ранней стадии развития.
Можно совершенно уверенно предположить, что если бы изначальный импульс к свободной самобытности народов союза и россии не был остановлен сразу же после первого этапа распада союза, то дальнейшее развитие приобрело бы характер ранней феодолизации территорий с приходом к власти местных бандитских кланов и естественной адаптацией населения к такому положению дел.
Вот в этой дилемме между восстановлением протеза российской государственности в обновленной версии, требующего блокировать любую самобытную активность ради своего выживания и поэтому исключающим развитие коллективной культуры сознания населения – и неизбежным откатом в сумерки коллективного сознания народа, с по настоящему жутковатыми перспективами – и состоит неразрешимость проблемы по имени россия.
Tags: анализ, история, коллективное х%№ло, кукарека, рассея, х%№ло
Subscribe
promo don_katalan december 29, 2014 14:39 115
Buy for 50 tokens
Расшифровка секретного плана адмиистративно-территориального устройства России после ее распада От гуляющих по сети различных вариантов "государственного" устройства будущего российских территорий отличается наличием территорий в совместном управлении, возвратом исторических территорий…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments