Salus populi suprema lex (988) (don_katalan) wrote,
Salus populi suprema lex (988)
don_katalan

Categories:

Київ. Улица Сагайдачного

Viktor Klymenko - Киевские истории
Из-за сложившихся последнее время обстоятельств, оказался привязанным к дому. Недостаток общения с внешним миром приходится компенсировать частыми выходами в Internet. А там, порой, встречаются фотографии старого Киева где я родился и вырос, где провёл большую часть жизни и коротаю сейчас свои последние годы. Старые фотографии навивают воспоминания того, что уже ушло и никогда не возвратится, о чём в скором времени забудут наши наследники, поглощённые суетой повседневной жизни.
Подол. Улица Сагайдачного. Во времена до "эпохи исторического материализма" она называлась Александровская, а в период моего детства и юности - Жданова, в честь одного из трёх российских императоров и одного из их бывших прапорщиков, не имевшего сюда никакого отношения. По ней ходил первый запущенный в городе трамвай, носивший в мои молодые годы номер шестнадцать. Трамвай на этом маршруте отличался тем, что пульт управления у него был с обеих сторон вагона. Маршрут был очень коротким. Два-три вагона курсировали от Контактовой площади, пройдя всю Сагайдачного и Владимирский спуск, до Европейской площади и обратно. Если на Контрактовой трамвай совершал круг, то на Европейской площади разворота не было. Вагоновожатому приходилось пересаживаться из одного конца вагона на пульт в противоположном конце, и вагон двигался в обратном направлении.
Во время строительства метро в середине 70-х годов трамвайную линию перенесли на параллельную улицу Братскую, а сейчас её совсем убрали. Жаль. В период строительства метро на Сагайдачного вырубили все деревья, и она превратилась в открытый европейский проспект, ничем не напоминающий уютную старую киевскую улицу времён моего детства.
Не буду описывать все исторические памятники – это можно прочесть в любом справочнике, так массово появившихся после празднования, якобы, 1500-летия города. Остановлюсь лишь на тех местах, которые отложились в памяти старого подольского обывателя.
Начиналась улица с симпатичного светлого трёхэтажного домика архитектора Николая Казанского. Сзади него была каменная подпорная стенка, через которую вела деревянная лестница к вершине Владимирской горки. Если кто ещё видел фильм "За двумя зайцами" режиссёра Виктора Иванова, то кадры в беседке на Владимирской горке снимались именно над этим местом. В начале 2000-х этот домик, чем-то напоминавший мне яхту с капитанской рубкой сверху, по-варварски снесли.
Далее шёл ряд одно-трёхэтажных домов с подворотнями, в одной из которых был вход к фуникулёру. Квартал заканчивался зданием фотографии, на крыше которой была площадка с балюстрадой. Оттуда открывался вид на всю Почтовую площадь, Днепр и Речной вокзал. Церковь Рождества Христова тогда ещё не была восстановлена, и вид был просторный. В шестидесятых годах прошлого века здешних жителей отселили на только строившиеся тогда Березняки, а квартал сравняли с землёй. Нынче это место застроено современными зданиями дебелой псевдо-старинной архитектуры и представляет собой цепочку строений совершенно портящую вид со стороны Днепра на Владимирскую горку.
В следующем квартале, за Боричевым спуском, местных аборигенов в основном интересовали магазины "Химсбыт" и "Бумсбыт". В первом продавались различные химикаты и удобрения. Мы, шаловливая школьная молодёжь, порой приобретали там селитру, марганцовку и алюминиевую пудру, являвшихся неотъемлемыми частями различных "бомбочек" и других пиротехнических изделий, так разнообразивших нашу юную жизнь. Во втором мы были частыми гостями по вопросам приобретения школьных принадлежностей. Особенно магазин привлекал нас большим ассортиментом только появившихся недавно шариковых ручек и стержней к ним. Причём, стержни использовались многократно. На углу улицы Спасской и Контрактовой площади была точка, где сидел грязный очкастый старичок и с помощью иглы и небольшого пресса наполнял наши исписанные стержни какой-то постоянно вытекающей и пачкающей наши портфели смесью. Но это стоило значительно дешевле, чем купить новый стержень, и мы этим пользовались, пренебрегая испачканными школьными пеналами и грязными от вытекающих чернил пальцами.
Ещё этот магазин запомнился стоящими на видном месте напольными часами с громадными гирями в шикарном деревянном полированном корпусе. Видимо эти часы никак не могли продать местному населению из-за их сногсшибательной стоимости, и они являлись неотъемлемым атрибутом магазина, периодически разрешаясь низким мелодичным боем. Сделать покупку во время боя часов считалось счастливым предзнаменованием. Таким образом, через каждые четверть часа каждый имел возможность получить кусочек счастья.
Этот квартал заканчивался самой большой в районе аптекой, где директором одно время был папа моего соученика по школе, и куда я неоднократно бегал за кислородными подушками и лекарствами для бабушки, страдавшей стенокардией, обычно называвшейся у нас грудной жабой.
Следующий квартал начинался гастрономом. Мы его не любили. Внутри магазин имел мрачный вид и не располагал к покупкам. Зато за углом, на Игоревской, в подвальном помещении размещался овощной магазин. Отделанные до верха кафелем его стены запомнились большим ассортиментом мочёной и солёной продукции. Наверное, с тех пор у меня осталось неизгладимое чувство уважения к мочёным яблокам, солёным арбузам и другим подобным консервациям, наполнявшими этот магазин и вызывавшими бурное слюноотделение своими ароматами.
Но самый большой интерес у нас был в следующем квартале. Там находился кинотеатр "Буревестник". Здесь можно было за десять копеек попасть на первый сеанс и посмотреть самый новый фильм. Не знаю как, но директору кинотеатра удавалось заполучать все самые популярные кинофильмы. Впрочем, это же Подол! Зал был небольшой, человек на пятьдесят – семьдесят. Вход в него был прямо с улицы, без фойе, а выход в подворотню соседнего дворика.
Этот кинотеатр упоминается в песне В.Быстрякова и А.Вратарёва "Леди Гамильтон":
"В кинотеатр “Буревестник” после той большой войны
За полпачки “Беломора” проходили пацаны.
И смотрели, что хотели в десять лет и даже семь,
И, как водится, балдели от запретных в детстве тем…"
Когда-то эту песню исполнял Николай Караченцов. Эти строки прямо о нас, местных пацанах. Правда, "Беломорканал" (были такие папиросы, пачка стоила 22 копейки после денежной реформы 1961 г.) малолеткам безногие после войны мужики, сидевшие продавцами в ларьках, не отпускали. С этим было строго. Чтобы заполучить пачку папирос приходилось просить кого-то просиживавшего уже второй или третий год в одном школьном классе по причине неуспеваемости и отличавшегося более солидной наружностью и ростом.
Рядом с кинотеатром располагался маленький магазин на одного продавца, где можно было приобрести ливерную колбасу по цене 50 копеек за килограмм. В свежем виде эта колбаса, именуемая в народе "Собачьей радостью", была очень даже неплоха, и на прилавке она не залёживалась. Расхватывали её довольно быстро, тем более, что рядом была остановка всё того-же шестнадцатого номера трамвая. Меня часто посылали за этой колбасой, используемой в качестве деликатеса для любимого домашнего кота Васьки, подобранного маленьким котёнком в парадном в 1963 году и прожившим у нас лет пятнадцать.
Напротив, через улицу, в деревянном здании находился самый большой в окрестностях хлебный магазин. Запомнился он тем, что хлеб там разрезали здоровенным ножом, прикреплённым на шарнире одним концом к прилавку. Продавец одним ударом этого ножа разрубал буханку хлеба пополам. Нож издавал при работе характерный звук, который до сих пор стоит в ушах. А ещё этот хлебный магазин запомнился мягкими бубликами с маком по пять копеек. Вот только пять копеек не всегда водились в кармане, и мы с вожделением поглядывали на витрину этого магазина проходя мимо. Удалось найти старый снимок только в период сноса этого здания.
За хлебным располагался магазин кулинарии, который мы часто посещали с супругой в первые годы после свадьбы, когда семейный быт только налаживался, и большую часть обеденного стола составляли изделия из полуфабрикатов. А за ним здание бывшей восьмилетней школы. Мы учились, когда десятилетнее образование было ещё не обязательным и это была наша школа. Это уже потом её закрыли, а нас перевели в другую, расположенную за углом, на Контрактовой площади, которую мы с успехом закончили и откуда вышли в большую жизнь. А до седьмого класса мы часто развлекались на школьных переменках тем, что норовили сбросить из окна третьего этажа бумажную "бомбочку" наполненную водой на голову кому-то из зазевавшихся прохожих. Местные обыватели, зная наш шкодливый характер, с опаской проходили мимо, искоса поглядывая вверх, чтобы неожиданно не попасться на этот трюк.
Заканчивалась улица Сагайдачного выходом на Контрактовую площадь. На одном углу был Подольский универмаг, а на другом – большой гастроном. И если гастроном мне приходилось посещать часто по причине обязанности, как тогда было принято по причине отсутствия холодильников, ежедневно ходить за продуктами, то в универмаг мы наведывались редко. Это была прерогатива взрослых. Сквозь универмаг мы ходили чтобы срезать угол квартала, войдя через главный вход и незаметно просочившись сквозь служебный выход и двор совсем на другую улицу.
Нас в юные и молодые годы интересовали больше подвалы, дворы, подворотни наших домов и днепровские склоны, где мы проводили почти всё вольное время. Передвигаясь всё время пешком, в результате, мы знали большую часть Киева как свои пять пальцев, чего нельзя сказать о современной молодёжи, и что воспитало любовь и привязанность к этому городу, пронесённую неизменённой через всю жизнь.







Пост спочатку надрукований тут: https://don-katalan.dreamwidth.org/2472017.html.
Tags: история, київ, україна
Subscribe
promo don_katalan december 29, 2014 14:39 115
Buy for 50 tokens
Расшифровка секретного плана адмиистративно-территориального устройства России после ее распада От гуляющих по сети различных вариантов "государственного" устройства будущего российских территорий отличается наличием территорий в совместном управлении, возвратом исторических территорий…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments