Salus populi suprema lex (988) (don_katalan) wrote,
Salus populi suprema lex (988)
don_katalan

Categories:

Виктор Суворов. О КНИГАХ И О СЕБЕ. (1)

Родиться меня угораздило на Дальнем Востоке в далеком 1947 году.
Детство прошло в дальних и очень даже дальних гарнизонах, - Барабаш, Янчиха, Славянка, снова Барабаш, Рязановка. И было там все, что нужно человеку для полного счастья: самоходные орудия СУ-76 и СУ-100, зенитные пушки 52-К, бронетранспортеры БТР-40, БТР-152 и даже БТР-50П, гаубицы М-30 и Д-1, артиллерийские тягачи, танки ПТ-76 и много-много еще всего разного, включая брошенные укрепленные районы по всему побережью Тихого океана.
В Барабаше стояла дивизия, в Славянке - тоже, потому школы там были большие, а в Рязановке у нас была одна учительница на все четыре класса. Она же была и директором, и уборщицей. В одной комнате сидел и первый, и второй классы, потом, - во вторую смену, - в той же комнате - третий и четвертый. По пять-шесть ребят в каждом классе. Учительница вела половину урока с первым классом, вторую половину урока - со вторым, а после обеда первую половину урока - с третьим классом, вторую - с четвертым.
В сентябре 1957 года моего отца после 12 лет службы на Дальнем Востоке перевели в Киевский военный округ.
В Конотопе мы жили на улице Гарматной, т.е. Пушечной или Артиллерийской, а учился я в школе №8. Первые четыре класса - пять разных школ.
Уезжали из Рязановки, учительница вырвала листок из тетрадки и написала справку: «Володя Резун за сентябрь получил отличные оценки по таким-то предметам...» Печати у нее, ясное дело, не было. Чисто-конкретно: Филькина грамота. И тогда отец в штабе утвердил сие печатью: «132-й гвардейский Порт-Артурский ордена Александра Невского минометный полк».
В августе 1958 года поступил в Воронежское Суворовское военное училище. Суворовские училища были созданы по приказу товарища Сталина в 1943 году. При нем этих училищ было 15. Кроме того - два Суворовских училища НКВД. У тех были не алые погоны, петлицы и лампасы, а синие. Их называли аракчеевцами.
После Сталина в системе Министерства обороны было создано еще два СВУ: Ленинградское и Минское. Организация всех Суворовских военных училищ была установлена лично товарищем Сталиным: начальник училища - генерал-майор, у него три полковника в заместителях: первый зам, начальник учебного отдела и начальник политического отдела.
В каждом училище - семь рот. Ротные командиры - подполковники, взводные - майоры. Прапорщиков тогда не было, были сверхсрочники. В каждой роте - старшина роты, в каждом взводе - заместитель командира взвода. То есть, в каждой роте подполковник и три майора и четыре сверхсрочника, прапорщика, по-современному.
Во взводе - 25 суворовцев, в роте - 75, в училище - 525.
Однако выгоняли оттуда беспощадно. После первого года обучения обычно делали небольшой дополнительный набор. После того непригодных выгоняли, но нового притока не было. Поэтому в училищах был некомплект, который в каждой роте увеличивался по мере приближения к выпуску.
Начальником Вж СВУ при мне был полковник Иванов, затем генерал-майор Дудоров.
Командиром роты был подполковник Меркулов, затем - подполковник Истомин.
Командиром взвода последовательно были майор Федоров, капитан Дементьев, майор Степанский, майор Панферов.
Старшиной роты все годы был старшина сверхсрочной службы Черных, заместителем командира взвода - старшина сверхсрочной службы Усков.
Военный городок, в котором располагалось училище, был построен при Александре Третьем специально для штрафного батальона. Здания двухэтажные, кирпичные, сработанные на века. В центре - мощное сооружение, на первом этаже которого несколько десятков одиночных камер, - под потолком тюремные окошки с решетками и железными ставнями.
В наше время в этих камерах располагались склады училища, от оружейных до вещевых и продовольственных, - камер было много.
А на втором этаже были огромные залы. В мое время там размещалась грандиозная библиотека и читальный зал. Библиотека была не просто грандиозной, но роскошной. Во время войны немцы были на правой стороне реки там, где лежит город, а на левую сторону их не пустили. Это был пригород, название ему Придача. Там на Придаче и были эти самые казармы. Перед началом боев, а они в Воронеже были ничуть не менее жестокими, чем в Сталинграде, городскую библиотеку вывезли в несокрушимые казармы.
До 1917 года Воронеж был городом купеческим, промышленным, а еще раньше Пётр тут строил флот для выхода в Азовское и Черное моря. Городская библиотека была набита книгами 19-го века. Город был стерт во время войны, но казармы на Придаче устояли. Только на некоторых зданиях остались следы осколков. После войны городу было не до библиотеки. Её все равно негде было размещать. Потому она так и оставалась в нашем училище.
В основное книгохранилище, понятно, никого не пускали, книг тех никому не давали. Исключение составляли те отдельные не до конца нормальные любители, которые по воскресеньям приходили добровольно книжные завалы разбирать, сортировать, раскладывать, составлять каталоги.
Работа продвигалась медленно, но никто и не торопил. После войны прошло почти два десятка лет, а работа все еще не была завершена. Что с той сокровищницей стало потом, не знаю. Но подозреваю, что городские власти просто забыли о том, куда отправили библиотеку во время войны. Им никто об этом и не напоминал.
Вокруг здания одиночных камер и библиотеки непробиваемым прямоугольником стояли все остальные постройки: штаб, казармы, учебные корпуса, столовая, два спортзала, санчасть, баня и все остальное. Во всех остальных зданиях окна были нормальные, высокие и широкие, но в каждом окне - куски мощных стальных прутьев от решеток, которые выпилили, превращая городок штрафного батальона в место подготовки подрастающего военного поколения. Зрительный зал был устроен в просторной и высокой батальонной церкви, у которой снесли колокольню, а на месте алтаря возвели сцену.
Распорядок был строгий и четкий: подъем в 7.00, зарядка, туалет, утренний осмотр, завтрак, шесть часов занятий, обед, два часа свободного времени, два часа обязательной самоподготовки, ужин, час необязательной самоподготовки: можешь уроки учить, а можешь книжку читать, вечерняя прогулка, то есть строем с песнями, вечерняя поверка и отбой.
В 13 лет написал свой первый роман. Про механического кота. Которого использовали в разведывательных и террористических целях. Дело давнее, но иногда чертики в бок вилами царапают: а не восстановить ли текст? Ведь получилось смешно и забавно.
Учили нас хорошо и по особой программе. В обыкновенных школах - десять классов, в СВУ - одиннадцать. В конце каждого учебного года сдавали экзамены. После экзаменов - лагеря, где подготовка продолжалась. Когда подросли, каждое лето - стажировка в войсках: форма солдатская, только сапоги не кирзовые, а яловые офицерские. Распорядок на стажировке армейский с подъемом в 6.00 и боевой подготовкой без поблажек и упрощений.
А мои разоблачители уличают: в 11 лет поступил в Суворовское училище! Вот она коррупция! Вот он блат!
Для пущей убедительности разоблачителям следовало бы сообщить: он-то в 11 лет поступил, а все остальные вон в каком возрасте...
Но разоблачители почему-то уточнять не стали. Ибо если бы сообщили, что остальным было по 15-16 лет, тогда возникла бы неясность, что же я один среди этих лбов делал? Меня по особой программе учили или как? А когда тех лбов выпустили и отправили в высшие военные училища, что же со мной стало? Оставили повторить курс?
Так вот, граждане, всех тогда принимали в 11 лет. Так еще в 1943 году установил товарищ Сталин. Первая рота была самой младшей. На следующий год она становилась второй, далее - третьей и т. д. Шестая рота - предвыпускная, седьмая - выпускная.
В первую роту мы поступали после четвертого класса в 11 лет, во вторую - в 12, в седьмую - в 17. В 18 лет училище заканчивали.
Сами себя мы звали кадетами.
Кадетское братство жило в атмосфере какого-то внутреннего благородства, и я бы даже сказал - аристократизма. Подлецы и мерзавцы в той атмосфере не выживали. Наш коллектив отличался от всех других. В школу утром пришел, потом ушел домой. В детских исправительных учреждениях одни приходят на короткий срок, другие на длительный, появляются новые, уходят старые. А мы с первого дня на семь лет были спрессованы в единой семье. И с первого дня кадеты из старших рот объясняли правила кадетского поведения и упорно их насаждали. Беспощадно каралось стукачество и любые другие мерзости. Проступок, совершенный на первом году, помнили всегда. Тот, кто в коллектив не вписывался, уходил сам. Того, кто не выдерживал нагрузки, отчисляли.
В моем отделении при поступлении было восемь человек. После первой роты выгнали Женьку Маслова, добавили Ваню Сархошьяна. После второй роты выгнали Володю Солопова. После третьей роты Витю Шилова перевели в Киевское СВУ, Сашу Слукина отчислили по состоянию здоровья. После четвертой роты выгнали Костю Барашкина и Ваню Сархошьяна. После шестой роты - Володю Лифшица. До выпуска дошли двое - я и Саша Юрин. Саш, привет!
Нужно признать, что случай не стандартный. Но в общем картина такая: набрали 75 человек в роту, через год добавили 10, выпустили 49.
В 1963 году Воронежское СВУ расформировали. Меня перевели в Калининское СВУ, которое окончил летом 1965 года.
И снова разоблачители ликуют: это его по блату устроили...
Озадачим разоблачителей вопросом: если меня по блату перевели в другое училище, то что стало с моими товарищами?
Рассею туман: в 1960 году Никита Хрущев ударил по армии. Она была сокращена на миллион двести тысяч человек. Реорганизация коснулась и Суворовских училищ. Было решено срок обучения сократить с семи лет до трех. Но если срок сократить, то в тех же казармах и учебных корпусах можно готовить вдвое больше будущих офицеров. Следовательно, количество Суворовских училищ можно сократить.
В Системе Министерства обороны их было 17, решили оставить 9. Реорганизацию провели с умом. В 1960 году на три года был прекращен прием во все Суворовские военные училища. Потому осенью того года во всех училищах осталось по шесть рот. Не стало первых рот. Их не набирали. В каждом училище появились свободные казармы и учебные корпуса.
В том же году было расформировано Саратовское СВУ. Шесть его рот разослали по другим училищам. При этом роты на части не рвали, сложившиеся коллективы не ломали.
На следующий год во всех Суворовских училищах уже не стало не только первых, но уже и вторых рот. И было расформировали три училища: Оренбургское, Тульское и Тамбовское. В наше Воронежское СВУ прибыло две роты из Тулы. Первой и второй рот у нас нет, зато есть две шестых и две седьмых.
В 1962 году во всех училищах не стало и третьих рот. В том году тем же порядком были расформированы Новочеркасское и Ставропольское училища.
В 1963 году дошла очередь и до нас. Три оставшихся роты воронежских суворовцев перевели в Калинин. В этом же году возобновился прием. Но теперь уже принимали в возрасте 15 лет. Мы этих ребят называли кутузовцами. Были они славными и правильными, но с нашей точки зрения, в системе Суворовских училищ что-то было навсегда и безвозвратно потеряно.
В 1964 году было расформировано Куйбышевское СВУ. В том же году систему нумерации рот сменили. Теперь номер роты не отражал твоего старшинства. Он ничего не отражал, - просто номер. Мы, не сгибаясь, прошли от первой до шестой включительно, но вместо самой желанной и почетной седьмой роты вдруг попали в четвертую.
Начальником Кл СВУ при мне был генерал-майор Костров, командиром моей роты подполковник Прохожаев, командиром взвода майор Топорков, старшиной роты - старшина сверхсрочной службы Алферов, заместителем командира взвода - старший сержант Маслов.
Будем считать, что в Калининское СВУ меня перевели по блату, но чтобы не было скучно, вместе со мной по тому же «блату» перевели еще три роты моих товарищей. А всего за пять лет реорганизации «по блату» переместили 2410 суворовцев из восьми расформированных училищ в девять оставшихся.
Не знаю, были ли когда-то в Суворовских училищах плохие командиры и плохие преподаватели. Мне за семь лет такие не встречались. А кадетские алые погоны с буквами «Кл СВУ» сохранил на всю жизнь.
После СВУ поступил на второй курс Киевского высшего общевойскового командного дважды Краснознаменного училища имени Фрунзе. Его как раз перевели из Одессы в Киев.
История тут вот какая. В Киеве военных училищ было много. Среди них - одно с очень скромным именем ККТУ - Киевское командно-техническое училище. В названии не присутствовало даже слово «военное». Но если училище командное, то уж ясно, что оно не гражданское. Курсанты носили танковые эмблемы, командовал училищем генерал-майор артиллерии Мухачев.
А готовили там офицеров-ракетчиков на Изделия 8К63 и 8К65. То есть - на стратегические ракеты средней дальности. Именно такие ракеты Хрущев тайно разместил на Кубе, из-за чего чуть было не возникла Третья Мировая.
Хрущев делал упор на ракеты, развернул мощную систему подготовки командных, инженерных и технических кадров.
В октябре 1964 года Хрущева сбросили, многие хрущевские перехлесты исправили. Хрущев готовил толпы ракетчиков. Но так много офицеров для Ракетных войск стратегического назначения вовсе не требовалось. Несколько ракетных училищ расформировали. В их числе - ККТУ. В июне 1965 года ККТУ произвело последний выпуск «танкистов» и было закрыто.
А в это время Одесскому высшему общевойсковому командному училищу стало тесно в родных стенах. Тесно стало потому, что там кроме советских офицеров готовили еще борцов национально-освободительных движений.
Сейчас весь мир борется с международным терроризмом. Но прежде чем с международным терроризмом бороться, его следовало создать. Вот его и создавали в Советском Союзе усилиями разных организаций и ведомств.
К этому важному делу приложило руку и Главное разведывательное управление Генерального штаба (ГРУ ГШ). Идея простая: поднять народы Азии, Африки и Латинской Америки на борьбу с капиталистами, прежде всего - с американскими.
Потом по тому же пути пошли американцы и британцы. Идея была тоже очень даже простая: по всему миру поднять мусульман против Советского Союза. Их и поднимали, - кормили, поили, учили, снабжали оружием и деньгами, перебрасывали в горячие точки.
Теперь общими силами успешно боремся. Но начинался международный терроризм в нашей великой стране.
В то время высших общевойсковых командных училищ было семь. Все они имели свои особенности, свой уклон.
Одесское ВОКУ отличалось от остальных тем, что находилось под негласным контролем ГРУ. Люди из ГРУ, не привлекая к себе внимания, присматривались к курсантам для того, чтобы в грядущем расставлять некоторых выпускников по всем этажам военной разведки.
Ни курсантам, ни командирам низшего и среднего звена об этом знать не полагалось. Большинство выпускников продолжало службу в мотострелковых и танковых подразделениях и частях, не имея никакого отношения к военной разведке.
Одновременно ГРУ готовило в Одесском ВОКУ бойцов национально-освободительных движений, а если проще, - террористов из стран Азии, Африки, Латинской Америки. Для них был особый факультет.
К середине 1960-х годов этих борцов стало столько, что одного факультета стало не хватать. Да и контакт советских курсантов с братьями нашими меньшими был не желателен. Потому было решено отдать братьям все училище. А советских курсантов из Одессы перевести куда-нибудь в другое место.
Куда же?

(2)
Пост спочатку надрукований тут: https://don-katalan.dreamwidth.org/2744943.html.
Tags: виктор суворов, история, київ
Subscribe

promo don_katalan Грудень 29, 2014 14:39 115
Buy for 50 tokens
Расшифровка секретного плана адмиистративно-территориального устройства России после ее распада От гуляющих по сети различных вариантов "государственного" устройства будущего российских территорий отличается наличием территорий в совместном управлении, возвратом исторических территорий…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments