Salus populi suprema lex (988) (don_katalan) wrote,
Salus populi suprema lex (988)
don_katalan

В ожидании «организатора побед»

Угроза российского вторжения и бунт внутренней реакции, вынуждают постамайданную Украину обратиться к опыту ведения революционных войн. История показывает, что победившая революция не может защищаться лишь с помощью силового аппарата, доставшегося ей от свергнутого режима.
Каждая настоящая революция чем-то похожа на Великую французскую: неизбежно подвергается внешней агрессии и неизбежно выплескивается за границы. В своем первом после освобождения выступлении на Майдане Тимошенко между прочим отметила, что события в Киеве будут иметь последствия для всего постсоветского пространства (однако вскоре включилась в предвыборную кампанию и перестала пугать избирателей революционной риторикой).
Итак, наша Бастилия и Тюильри взяты, наш Людовик XVI оказалася болем проворным и таки сумел смотаться. Наши санкюлоты не дотягивают даже до еще более наших гайдамаков, а вот наши реакционеры получают из-за границы куда более серьезную поддержку, чем напрасно надеявшиеся на англичан вандейцы…
Сейчас мы переживаем примерно тот решающий момент, который настал для Франции в августе-сентябре 1792 года, когда пруссаки, почти не встречая сопротивления, захватили Лонгви и Верден – крепости, прикрывающие путь к Парижу (комендант Вердена в отчаянии застрелился). Однако около деревушки Вальми пруссаков остановила французская артиллерия. Таким образом, если надеяться на лучшее, то где-то на Донбассе состоится наша «канонада при Вальми».
Что же позволило французам выстоять, а затем и перейти в наступление? Их главной проблемой, впрочем, как и нашей, оказались командные кадры. Примерно две трети офицеров после революции покинули армию – в силу монархических убеждений. В то же время, Конвент вынужден был увеличить вооруженные силы в разы. Волонтеров хватало, но как их объединить с кадровой армией и под чье командование поставить?.. Решили один батальон старых войск объединять с двумя батальонами волонтеров в полубригаду. Такой принцип формирования назвали амальгамой (соединение чего-либо разнородного), боеспособность которой теперь всецело зависела от личных качеств командиров.
Что же касается командного состава, то не только каждому офицеру, но и каждому солдату, проявившему высокие боевые качества, было обеспечено быстрое и неограниченное продвижение к высшим командным должностям. В то же время, очень жестко карались ошибки и неудачи. За поражение запросто можно было угодить не в отставку, а на гильотину.
Однако, как показало время, такой подход был оправдан. Вскоре французская армия имела целую плеяду талантливых командиров. Многие из них – Гош, Журдан, Наполеон, Мюрат, Сульт – стали генералами до тридцати лет! Причем, все они не имели карьерных шансов в королевской армии, где генералитет составляли исключительно аристократы (хотя закон таких ограничений для дворян и не содержал). До революции их уделом было оставаться на вторых-третьих ролях и выйти в отставку в звании капитана, а если очень повезет – полковником. А простой солдат королевской гвардии Гош не смог бы и до лейтенанта дослужиться, максимум – прапорщик. Однако в революционной армии все было по-другому. И если в нашем понимании генерал – это такой немолодой, солидный и рассудительный дядька, то 25-летний генерал Гош уверял, что пока под его командованием «остается хотя бы четыре патриота, их будет достаточно, чтобы довести до изнеможения тиранов».
Еще больше своими победами революционная Франция обязана военному инженеру и ученому Лазарю Карно, удостоившемуся официального почетного звания «организатор побед». Он создавал и обеспечивал армии, которыми командовали молодые генералы. Показательно, что незадолго до революции Карно был арестован, поскольку позволили себе открыто критиковать официальную доктрину возведения укреплений. Т.е. при старом режиме продвижение по службе ему тоже не светило.
Сейчас мы не можем противопоставить врагу сильные и хорошо подготовленные вооруженные силы, милицию и спецслужбы. Наивно было бы думать, что доставшиеся в наследство от прежнего режима силовые структуры не больны теми же болезнями, из-за которых режим рухнул. Когда в критической ситуации возникают проблемы с профессионализмом, выручают проснувшийся патриотизм и энтузиазм. Поэтому важно дать возможность показать себя тем людям, которым при прежнем режиме путь наверх был закрыт. До последнего момента в государственной системе было удобно прежде всего тем, кто умел и любил делать коррупционный бизнес. Теперь же нужно очень быстро создать условия для появления наших карно и гошей, наших «организаторов побед».
Если же власть не сумеет найти способ организовать отпор, то станет актуальным отечественный опыт борьбы за государство почти столетней давности. Когда в конце 1917-го министр обороны УНР Симон Петлюра увидел, что украинская власть не готова оказывать сопротивление большевикам, то он подал в отставку и на спонсорские средства стал формировать добровольческий Гайдамацкий кош Слободской Украины. Освободить Слобожанщину тогда не удалось, удержать Киев – тоже, но благодаря этой маленькой (два куреня) приватной армии УНР выиграла время… Однако, очень хочется верить, что теперь мы умней и сильней чем сто лет назад.
Дмитро Шурхало, для «ОРД»
Tags: майдан, орд, рассея, тактика революційних дій, україна, франция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo don_katalan december 29, 2014 14:39 115
Buy for 50 tokens
Расшифровка секретного плана адмиистративно-территориального устройства России после ее распада От гуляющих по сети различных вариантов "государственного" устройства будущего российских территорий отличается наличием территорий в совместном управлении, возвратом исторических территорий…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments